Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla
Криминал

Криминальная ситуация в Крыму

Сергей ВОРОНКОВ: «МЫ БЫЛИ ЗАЛОЖНИКАМИ СТАРОЙ ВЛАСТИ, НО ТЕПЕРЬ МЫ МОЖЕМ БЫТЬ ОПОРОЙ НОВОЙ СТРАНЫ…»

(Газета «Новая Крымская» от 31 марта – 6 апреля 2006 года)

Наш сегодняшний собеседник — человек с известным именем, с довольно разносторонним опытом, умудренным серьезными испытаниями бизнесмен — Сергей Воронков. Это человек, которого знают практически все в Крыму» Правда, многие — с разных сторон.

Его коллеги — предприниматели, до сих пор считающие его председателем Союза предпринимателей Симферополя, видят в нем опытного, успешного, перенесшего множество испытаний бизнесмена. Одни считают его предпринимателем все еще старой волны, другие — относят его к уже новой волне бизнеса, поскольку Сергею Воронкову, после того как он год назад вернулся из «объятий» украинской пенитенциарной системы, что было для него жестоким испытанием, пришлось начинать все заново. Те же, кто знаком с ним меньше и только понаслышке, относятся к Воронкову двойственно: да, мол, им в 80-х и 90-х годах пришлось начинать с нуля, они были первопроходцами, им пришлось быть пионерами первичного (накопления капитала, но все равно не стоило действовать так жестоко, наверно, можно было обойтись без криминала.

Вот о том, была ли у первых крымских бизнесменов конца прошлого века альтернатива в становлении и развитии, мы сегодня и хотим поговорить. Однако есть и еще одна категория крымчан, знающих имя Сергея Воронкова исключительно из нашумевшей в свое время книги «Крым бандитский» и считающих его навечно представителем того сложного мира 90х годов, когда в тугой узел были связаны политика и бизнес, деньги и оружие, уголовный кодекс и предпринимательство. Сегодня мир изменился. Но надо сказать, что эти проблемы еще не сняты в обществе. Они сказались на многих судьбах и отнюдь не только политиков и бизнесменов. Тем более интересно знать, что думает об этом человек, переживший столь многое. Таких «приключений», как у него, наверное, хватило бы не на одну жизнь. Все это уже за плечами этого человека.

Теперь он много и напряженно работает. Его бизнес уже сейчас дал рабочие места, позволяющие довольно безбедно существовать более тысяче людей. По сравнению с фотографиями десятилетней давности Сергей Михайлович выглядит солиднее. В фигуре появилась отсутствовавшая ранее степенность, движения и манера говорить свидетельствуют о жизненном опыте, но в глазах все те же искорки задора, увлеченности и азарта.

У него автомобиль представительского класса. Он в дорогом темносинем костюме в модную ныне среди солидных людей едва заметную полоску, в такой же, гармонирующей по цвету, рубашке. Но, по-прежнему, без галстука. Естественно, что и без золотой цепи, что было свидетельством «крутизны» в былые времена, а сейчас вспоминается со снисходительной улыбкой. У него солидный и современный офис, в меру украшенный произведениями искусства, оборудованный всеми необходимыми видами связи и компьютерной техники. В офисе трудятся озабоченные советники, помощники, миловидные секретарши и специалисты многих отраслей экономики. Тут современная дорогая мебель и удобные кожаные диваны и кресла. Он часто самолично составляет проекты на компьютере с дорогим монитором, хотя и сейчас еще многие, даже более удачливые бизнесмены милостиво поручают это своим экономистам и секретарям по той простой причине, что компьютером овладели разве что в объеме составления простейших писем и просмотра популярных сайтов в Интернете.

Но Сергей Михайлович, как и раньше, любит и работать, и принимать решения самостоятельно. Правда, стиль работы уже совсем другой. В свое время он написал книгу «Деловой облик менеджера» и теперь пытается соответствовать тому идеалу, который выработан наукой.

Для беседы нам подают вкуснейший кофе и холодную воду без газа, и мы начинаем совместное осмысление последнего двадцатилетия Крыма с самого трудного для меня вопроса. Для него же, оказывается, он ясен, как день, и не является предметом затруднений, хотя в словах об этом у него чувствуются искренняя боль и сожаление. Но уже нет ни злости, ни жажды мести. Более того, он охотно размышляет о превратностях судьбы. Так случается с великодушными людьми, но дело не просто в великодушии. Впрочем, послушаем запись нашей беседы...

«Оранжевая» революция началась именно в Крыму, еще с Ялты

— Сергей Михайлович, судьба к вам была более милостивой, чем к некоторым бизнесменам первой крымской волны предпринимательства. Ведь многих из них уже просто нет среди нас, но она была менее милостивой, чем к тем, кому удалось избежать таких испытаний, какие выпали на вашу долю. Сейчас они в фаворе не только в бизнесе, но и в политике, вкушают почет и славу. Какие чувства это вызывает у вас — обиды, зависти, обреченности?

—Я серьезно верующий человек. Мне жаль, что так получилось, ведь это отняло у меня семь лучших лет моей жизни, я бы смог за это время многое сделать для себя, для Крыма, для людей. Но зачем сожалеть о том, чего не вернуть? Мое заключение было жестоким испытанием, тем более что пройти его мне судилось еще в не реформированной пенитенциарной системе. Но скажем также, что это была и серьезная, хоть и жестокая, школа. Тяжело после этих испытаний остаться нормальным человеком. Видно, Бог испытывает того, кого любит. Поэтому у меня нет зла на инициаторов и фальсификаторов двух моих дел. Я думаю, Бог справедлив и Бог все видит. Скажем, бывший министр Кравченко тогда говорил, что «Воронков будет сидеть всегда». И что теперь сказать? Просто сейчас я подал документы на реабилитацию, я считаю, что фальсификации в моих делах видны невооруженным глазом, и профессиональные юристы во всем разберутся. Справедливость все равно восторжествует. Не хочу изображать себя таким уж белым и пушистым, но оба мои дела шиты белыми нитками. Меня посадили первый раз якобы за хранение 15 патронов не в моем доме, хотя я имел разрешение на владение охотничьим оружием. Второй раз, чтобы не дать освободиться, осудили якобы за вымогательство фермерского хозяйства, которого фактически не существовало. Это очень странно. Ведь я тогда был владельцем банка, который имел 15 филиалов, страховой компании, многих серьезных фирм, у меня не было необходимости что то вымогать. Если бы я хотел получить прибыль, я бы наоборот — вложил деньги в это хозяйство, если бы оно существовало, конечно, развивал бы производство, получал бы доход. Не зря, я думаю, «владелец», этого фермерского хозяйства «Элита», стоимость которого была меньше колеса от машины, сам пребывавший в заключении и написавший на меня донос, вскоре погиб в тюрьме при сомнительных обстоятельствах...

— Прочему так получилось, что борьба того государства с криминалом, которая должна была бы быть бескомпромиссной и всеобщей, на самом деле была какой-то «опереточной», мифологизированной, выборочной, половинчатой? Во-первых, та старая власть так и не подошла к борьбе с коррупцией в своих рядах, что порождало и усиливало криминализацию бизнеса, во-вторых, демонстративно громили одних и столь же демонстративно не трогали других. Скажем, разгромили практически всех предпринимателей, сгруппировавшихся в существовавшую тогда Партию экономического возрождения Крыма (ПЭВК), но не тронули предпринимателей из другой партий?

— Потому, что под видом борьбы с криминалом вообще реализовался целенаправленный политический заказ. У нас — а того времени это касалось в еще большей степени, чем сейчас, — не любят богатых, умных и сильных. ПЭВК тогда удалось достичь большего, чем другим, она была лидирующей, она была фактически партией власти в Крыму, чему способствовал значительный интеллектуальный потенциал. Кстати, правоохранительные органы тогда, разгромив партию, так и не осудили и ни в чем ее не смогли обвинить. Ее деятели по разным причинам покинули Крым, она прекратила свое существование, но а чем она была не права, так и не было сказано. Почему все это было? Сейчас понятно — она занимала правильные прокрымские позиции...

Мы все тогда только учились во всем — ив бизнесе, и в политике. Крым только становился на ноги как автономия. Это многим не нравилось. Кучма хотел видеть Крым послушным регионом, а. для этого культивировал здесь послушные политические силы. Как ни странно, но другая крымская партия, которая тогда выступала под личиной пророссийской политики, она только эксплуатировала эти настроения крымчан в своих интересах, а на самом деле в политике, в отношениях с Кучмой была более конформистской, чем мы. Она и сейчас жива и тоже успешно «проявляет гибкость». В то же время ставшая на ноги ПЭВК оказалась довольно «непослушной». Мы не поддержали определенные решения Киева, в частности кадровые назначения по Ялте. Эта самостоятельность Киеву не понравилась. Фактически мы еще тогда заявили требования демократии и на практике не поддержали режим Кучмы. Я лично открыто высказал свои позиции тогдашнему премьер министру Крыма Анатолию Франчуку, что я не собираюсь поддерживать ту власть, которая не понимает Крым, которая не считается с интересами крымчан, которая все захватывает себе. И мы были правы, ведь этим же и закончилось правление старой власти — тотальной «прихватизацией», аферами с землей, президент, его дочь и его зять, его приближенные стали самыми богатыми людьми в стране, Но еще тогда было видно, что так будет. И мы выступили против этого. И в Крыму начался разгром. Это впоследствии на наших идеях будут созданы и партии, и блоки, а тогда это было самой большой крамолой. Я сейчас говорю многим: «оранжевая» революция началась именно в Крыму, еще с Ялты, и для этого утверждения есть много оснований. А тогда в Крым сразу прибыло более тысячи работников МВД, более 120 налоговиков, спецслужбы, и за неделю были уничтожены 124 предприятия моих коллег, в том числе и мои.

Коррупция сегодня самый большой и самый опасный враг нашей страны. С такой коррупцией мы новую страну не построим

— Сергей Михайлович, если сравнить мир бизнеса в 90-х годах прошлого века и сейчас. В чем они разнятся, каков стиль бизнеса сегодня и каким он был тогда?

— Дело в том, что тогда происходило только становление законов страны, в том числе и тех, которые определяли бизнес. Тогда могли принять какой-то налоговый закон, он мог просуществовать неделю, не понравился ком-то в верхах, потому он срочно отменялся и вводились новые нормы, а бизнесменам говорили, что вы заплатите это и это, и начнем все заново. Тогда если ты имел какой-то бизнес, ты был заведомо виноват, заведомо нарушитель, потому что не нарушить было нельзя. Тогда без «крыши» в органах власти не то что работать, существовать было невозможно вообще. Мы были заложниками той старой власти, правила бизнеса специально создавались так, чтобы они были криминальными. Скажем, с позиций сегодняшнего дня понятно, что можно же было определить такой порядок приватизации, чтобы он был справедливым, его можно было легко придерживаться и легко выполнять. Тогда же, прежде чем чем-то заняться, полагалось пойти в некоторые инстанции и спросить, а можно ли начинать это дело? С годами, конечно, многое нормализовалось. Сейчас заниматься бизнесом намного легче. Правила ясны и открыты, нет тех кабальных налогов, государство помогает бизнесменам, новый президент откровенно дал возможность людям зарабатывать. Поэтому демократия в политике это большое благо для бизнеса, она способствует его процветанию. Мне страшно представить, какими бедными и ограниченными в правах мы были раньше. Я хочу, чтобы крымчане все вокруг меня были богатыми, ведь это будет совсем другое общество, чем прежде. У меня сейчас есть серьезный бизнес. Я принципиально решил уйти из политики и заняться только экономикой. Мне кажется более перспективным заняться экономическими программами, попробовать привлечь инвестиции в Крым, создавать для крымчан рабочие места. Мой отказ от политики обусловлен тремя аргументами. Во-первых, экономика явно эффективнее для общества и мне лично более интересна. Обещаниями и лозунгами я заниматься не желаю. Во-вторых, с чисто моральной стороны, я не хочу участвовать в той власти, которая со мной так поступила, а ведь в Крыму власть все еще остается старой. В-третьих, раньше поход бизнесменов во власть объяснялся тем, что необходимо было просто там защищать свой бизнес и развивать цивилизованные условия для него. Кроме нас этого никто не мог сделать. А сейчас эта потребность выражена меньше. Основные правила бизнеса уже созданы, вошло в норму цивилизованное понятие лоббирования во власти интересов основных групп общества, поэтому этим могут заняться другие люди, а я больше принесу пользы себе и людям непосредственно на практике, Хотя начинать заново, конечно, очень трудно. Дело в том, что много объектов у нас было не в собственности, а в аренде, и власть нас затем и подводила под суд, чтобы потом приватизировать то, что уже было фактически нашим...

— Вы знали власть тогда и знаете ее сейчас. Могли бы сравнить, как изменился мир власти за последние пятнадцать лет?

— Тогда люди власти тоже еще только учились работать в новых условиях. Причем многие кадры уехали в Россию. В Украине остались только патриоты. Надо сказать, что у нас до сих пор не создана новая система подготовки кадров, равносильная той, которая была при коммунистах. В этом слабость демократии. В условиях демократии требования к уровню профессионализма значительно выше, чем раньше, однако у нас и уровень компетентности кадров упал, и система подготовки кадров еще не выстроена. Надо сказать, что сегодня во власти, как и в бизнесе, больше, чем тогда, сформулированы правила поведения, и это облегчает работу. Однако в стране еще остается беспримерная коррупция. Она видоизменяется в зависимости от того, как с ней пытаются бороться. Опыт нынешнего президента уже свидетельствует, что побороть коррупцию словами и увещеваниями нельзя. С моей точки зрения, коррупция сегодня — самый большой и самый опасный враг нашей страны. С такой коррупцией мы новую страну не построим, демократия в таких условиях невозможна. Я думаю, что надо переходить от слов к делу и нам не обойтись без того, чтобы создать в стране специальный орган по борьбе с коррупцией, который подчинялся бы только президенту, имел бы доступ ко всем документам и во все органы власти, сотрудничал бы со всеми правоохранительными органами. Только тогда коррупция может быть уменьшена до неопасных пределов.

Я думаю, просто наш долг поддержать реформы нового президента

— Сергей Михайлович, многие говорят, что мы сейчас живем «совсем е другой стране». Вы это ощущаете? Какой, с вашей точки зрения, должна быть новая страна? Вы видите точку приложения своих сил?

— Я думаю, что тот, кто своей судьбой связан с бизнесом, только радуется тому обновлению, через которое прошла Украина. Дело в том, что свободный бизнес немыслим в несвободной стране, поэтому-то мы за пятнадцать предыдущих лет так мало продвинулись вперед. Бизнес по сути своей стремится к свободе и демократии, Поэтому обновление страны — это просто необходимое условие развития экономики и общества. Но если в кучмовское время мы были заложниками старой власти, вынуждены были заискивать и спрашивать на все разрешение, мы могли быть жестоко наказаны за своеволие, то сегодня мы, предприниматели, можем стать опорой для этой новой страны, и я думаю, просто наш долг поддержать реформы нового президента. Понимаете, мне очень не нравится политиканство, поверхностность нынешних крымских партий, не работа, а какой-то сплошной поток примитивизма. Сегодня надо решать фундаментальные проблемы общества, а они затеяли возню за русский язык, собирают какие-то подписи. Да говори ты на каком хочешь языке, кто тебе мешает? Более того — сколько языков ты знаешь — столько раз ты человек, так постарайся выучить в совершенстве хоть родной свой русский, да еще два три языка. Вместо того чтобы призывать учить языки, эти странные политики призывают всех ограничиться только русским. Это не правильно.

И это тем более обидно, что на самом деле Россия для нас действительно стратегический партнер и вечный сильный сосед, с которым нам надо, еще научиться жить дружно, без конфликтов. Украина также не слабая страна, это должны все понимать, а потому от нашего сотрудничества все только выиграют. Я уверен, что мы всегда сможем договориться, что наши экономики всегда будут координироваться, надо только понять, что для согласия с Россией надо преследовать не свои частные, а общенародные интересы, учитывать стратегические интересы обоих государств, никогда не жертвовать ими. С Россией надо научиться работать серьезно, не флиртовать и не заигрывать, не спекулировать на патриотических чувствах крымчан и россиян, как это делают некоторые местечковые крымские политики.

Еще одна глупая затея — федерализация Украины. Я не специалист в области государственного строительства, но, обладая здравым смыслом, не могу представить себе Украину, состоящую из двадцати пяти таких автономий, как Крым. Не могу представить, чтобы было 25 таких вот Совминов, 25 таких вот Верховных Советов, которые съедят мало бюджетных денег, которые умно армию чиновников, но кроме собственных интересов не будут ничего решать. Чиновничества у нас и так расплодилось чрезмерно, его надо сокращать, а не плодить. Я помню, в старые времена здание крымского облисполкома было полупустым, потому что чиновников было меньше, они занимались конкретными делами. Сейчас в том же здании, но уже Совмина Крыма, даже коридоры разгородили на кабинеты, по этажам движение — как в метро в часы пик. Когда они работают, если все время проводят совещания, сидят в буфетах, говорят по телефонам с друзьями? И эти федерализаторы хотят, чтобы вся Украина превратилась в такой Совмин? Но если Боливар не вынесет двоих, то двадцать пять он точно не понесет! Поэтому понятно, что такую федерализацию нам предлагают те, для кого чем хуже — тем лучше. Но мы такую федерализацию не поддержим.

Хочется побыстрее наверстать упущенное и сделать побольше для Крыма

— Последнее десятилетие — время сплошных реформ. Многие из них удачны, некоторые неудачны. Если бы вам представилась возможность провести свои реформы, что бы вы предложили изменить в стране?

—Я бы больше предоставил прав и возможностей для инициативы простому человеку. Если мы говорим, что Украина — это страна богатая природными ископаемыми, то настоящее богатство страны — это ее люди. Их надо беречь и помогать реализоваться. Украина — это люди, и только потом все остальное. А многие люди у нас живут очень бедно. Надо помочь тем, кто не может сам обеспечить себя, — пенсионерам, молодежи. В народе огромная масса нерастраченной инициативы, если людям не мешать, а помогать, — наша страна станет самой богатой в мире. Но вторая проблема — это коррупция чиновников. Опыт показывает, что с коррупцией нельзя бороться словами и благими пожеланиями. Я думаю, что нужен специальный орган, который мог бы реально выявлять коррупционеров и передавать их в суд. В-третьих, президент правильно указывает на необходимость реформы судебной системы, у нас принимается слишком много неправовых решений. Судьи должны нести уголовную ответственность за нарушение законов точно также, как и все другие граждане...

— Какие проекты вы хотели бы осуществить в Крыму, какие у вас планы на будущее?

— Кроме экономических проектов, направленных на то, чтобы принести пользу Крыму и крымчанем, я занимаюсь благотворительной деятельностью. Я также являюсь почетным председателем городского общества «Спартак» и сейчас создаю спортивный клуб, в котором дети будут заниматься бесплатно. В предпринимательских делах я стал очень щепетильным, осторожным и законопослушным, а потому не хотел бы пока говорить о конкретных проектах. Скажу только, что хочется побыстрее наверстать упущенное и сделать побольше для Крыма. Есть планы вложения средств в аграрные проекты. Вполне понятно, что Крыму надо серьезно реформировать курортную сферу, туризм, и если учитывать, что по законам бизнеса многопрофильное предприятие может быть более эффективным и устойчивым, то не обойтись без инвестиций в эту сферу.

Однако самое важное для нас, с моей точки зрения, — здоровье, настроение, уровень подготовки, молодежи, поскольку она — будущее нашей страны. Сегодня молодежь во многом оказалась предоставлена сама себе, брошена на произвол. Это не правильно. Я создаю спортивные секции, готов помочь в учебе, занятиях культурой, но молодежи надо помогать уверенно встать на ноги. Они будут продолжать начатое нами, им мы передадим страну, и мне не все равно, в какие руки она попадет...

Считается, что любая страна держится на предпринимателях, в первую очередь крупного и среднего бизнеса. Раньше по традиции советского времени нас считали как бы «вспомогательным элементом», но сегодня предпринимателями стало большинство людей. Мы стали реальной опорой нового государства, которое должно быть более справедливым и честным по отношению к своему народу. Мы имеем реальную возможность вырваться из бедности, стать передовой страной, с которой в мире будут считаться. И мы готовы сыграть в этом решающую роль и поддержать Президента в его стремлении построить в Украине настоящую демократию мирового образца.

Константин БОБРОВИЦКИЙ 

wordpress themes
всё для сантехники