Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla
Выборы

Выборы

III КУРУЛТАЙ (1996-2001гг.)

2 сессия (внеочередная)

19-21 декабря 1997 года

ХРОНИКА ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ — 19 ДЕКАБРЯ 

После исполнения крымскотатарского национального гимна и торжественного молебна внеочередная сессия III Курултая крымскотатарского народа начала свою работу. 

После проведенного голосования большинством голосов из 138 зарегистрировавшихся делегатов были избраны президиум — М. Джемилев, Р. Чубаров, Д. Аблямитов, 3. Куртбединов, А. Альчиков, секретариат — А. Джеппаров, Ш. Кайбуллаев, Д. Сеитвелиева, С. Кадыров, Э. Алибеев, 3. Смедляев, Д. Мамбетов, Д. Мусдюмов; редакционная комиссия – Б. Мамутов, Э. Сеитбекиров, Н. Бекиров,  М. Озенбашлы, Б. Ильясова,  Х. Мустафаев, Д. Куртумеров. 

Следует отметить, что ввиду сложившейся ситуации организационной группой по проведению Курултая и группой 16 членов Меджлиса подписавших Обращение, были представлены два проекта повестки дня Курултая Большинство делегатов проголосовало за проект предложенный орггруппой. 

После проведения всех необходимых процедур связанных с проведением Курултая с докладом выступил Председатель Милли Меджлиса М Джемилев. 

Председатель фракции Курултая Н. Бекиров сделал отчет о работе фракции в Верховном Совете АРК с мая 1994 г по декабрь 1997 г. (тексты докладов публикуются полностью). 

Далее, в результате голосования А. Мустафаев был вынужден прекратить отчет ревизионной комиссии по требованию большинства. Делегаты посчитали, что некоторые факты, указываемые в докладе, не соответствуют действительности. По той же причине было прекращено   выступление Л. Арифова. 

Некоторую разрядку в зале внесло выступление прибывшего на сессию лидера партии Народного Руха Украины В. Чорновила посчитавшего за честь выступить в высшем законодательном органе крымскотатарского народа В Чорновил подчеркнул необходимость сохранения единства народа. Поскольку, по словам лидера Руха на верхах еще сидит старая партийная номенклатура необходимо изменить структуру власти на выборах отстаивать интересы коренных народов Украины и добиваться принятия закона в которых будут отражены права крымскотатарского народа. Поблагодарив всех, кто отдал голоса за Рух В. Чорновил наградил М. Джемилева золотым значком Руха который вручают тем руководителям, в чьих областях было собрано свыше 10 тыс. подписей. 

Согласно порядку проведения сессии состоялись прения. 

Прокурор И. Читаков осудил попытки некоторых лиц, в том числе и членов Меджлиса под писавших «Обращение» обвинить своих коллег в хищениях поскольку об этом можно говорить только после тщательного расследования что прокуратура,  рассматривающая это дело пока еще не пришла к таким выводам пока речь идет о невозврате долгов некоторыми фирмами. Директор «Имдат-банка» А. Галаган кратко ознакомил с работой руководимого им банка. 

Свою оценку происходящему в Меджлисе дали Э. Аметов, Ремзи Аблаев, Э. Куртиев, Р. Шевкиев, А. Мадинов, А. Альчиков, Б. Сеттаров, Р. Казаков, К. Абдуллаев. 

О работе благотворительного фонда «Эвляд» рассказал его председатель Р. Меметов. 

ДЕНЬ ВТОРОЙ — 20 ДЕКАБРЯ 

В этот день было заслушано много выступлений, в том числе и делегата из Янгиюля (Узбекистан) Али Хамзина, который высказал мысль о недопустимости противостояния и призвал к единению нации. Он зачитал ряд предложений, которые способствовали бы нормализации положения в работе Меджлиса. Необходимо отметить, что во многих выступлениях звучала мысль о необходимости дать оценку действиям 16 членов Меджлиса, подписавших «Обращение». 

Не обошлось и без инцидента. Бывший председатель Бахчисарайского регионального меджлиса А. Азаматова отказалась от предоставленного ей слова в пользу Л. Буджуровой для оглашения очередного обращения. Однако председательствующий Дж. Аблямитов не согласился с этим сославшись на то, что в секретариате уже лежат пятнадцать обращений, которые ждут своей очереди. И было бы несправедливо давая ей слово, лишать подобной возможности остальных. В знак протеста 16 членов Меджлиса и их сторонники из числа делегатов III Курултая покинули зал где проводилась сессия. Это произошло в 12 час 50 мин 20 декабря 1997 г. Однако сессия продолжалась. Выступивший Амет Асанов с тревогой говорил о будущем своих соотечественников не имеющих жилья и элементарных гражданских прав. 

Зеври Куртбединов, член Милли Меджлиса (представитель из Таджикистана) сказал о том, что народ разделен на депортированных и репатриантов. И главная задача Меджлиса не заниматься внутренними разборками, а вывести народ из состояния стагнации. Ситуация в «Имдат-банке» могла быть разрешена значительно проще. Все что произошло в Меджлисе только на руку его ярым противникам и работникам определенных и всем из местных   государственных структур которым выгодна разобщенность крымских татар 3. Куртбединов выдвинул ряд предложений по стабилизации нынешнего положения. 

Заведующий политико-правовым отделом Н. Бекиров зачитал проект постановления внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа «О мерах по преодолению кризиса в Меджлисе крымскотатарского народа» (текст прилагается) в котором подтверждались полномочия председателя Милли Меджлиса. Большинством голосов (96) поименным открытым голосованием постановление было принято при 16 воздержавшихся и 3 против. 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ— 21 ДЕКАБРЯ 

С докладом о предстоящих выборах в Верховную Раду Украины Верховный Совет АРК, органы местного самоуправления и задачах Меджлиса крымскотатарского народа выступил первый заместитель Председателя Милли Меджлиса Р. Чубаров. 

Поскольку все выборы назначены на 29 марта 1998 г и в первом чтении принят Закон о выборах в крымский парламент необходимо как отметил докладчик принять активное участие в предстоящих выборах Р. Чубаров отметил чтобы сессия Курултая определилась в вопросах тактики формах и сотрудничестве кандидатов в одномандатных округах в утверждении выдвигаемых кандидатур Меджлисом и исключении конкуренции в предвыборных округах между представителями крымских татар. 

По данному вопросу высказывались разные мнения от активного участия в выборах до блокирования выборов в ВС АРК, если представители от крымских татар будут представлены в недостаточном количестве. 

Большинством голосов прошло решение участвовать в выборах всех уровней, а также принято постановление об утверждении решения Меджлиса о включении в избирательный список Руха кандидатур М. Джемилева и Н. Бекирова. 

После всех выступлении были заслушаны телеграммы посту пившие в адрес Курултая со словами поздравлении и поддержки, от Всекрымской организации караимов  союзов крымских татар Польши Литвы Белоруссии и крымских татар г. Мелитополя. 

После перерыва было заслушано выступление депутата ВС Крыма Х. Мустафаева о приватизации и паевании земель в Крыму и участии в этом процессе крымских татар В вопросах к выступающему сквозила явная тревога наших соотечественников о будущем народа который по независящим от него причинам (отсутствие прописки гражданства неполное возвращение и т. п.) не может участвовать в приватизации. Снова был поднят вопрос о необходимости усиления деятельности  Наблюдательного Совета Отмечена также проблема восстановления вакуфных земель. 

Было принято обращение делегатов III Курултая крымскотатарского народа «Об учете интересов  крымскотатарского народа в процессе приватизации в Украине» в адрес Президента Украины Л. Кучмы Председателя ВР Украины А. Мороза и Председателя Совета Министров Украины В. Пустовойтенко. 

Во второй половине дня счетная комиссия Курултая зачитала протокол № 2 результатов довыборов членов Меджлиса и члена ревизионной комиссии Курултая. Ими стали Рефат Кенжалиев, Эбазер Сеитваапов, Мерьем Озенбашлы, Рефат Адильсеитов, Сервер Изидинов, Дилявер Мамбетов, Арсен Альчиков, Джульверн Аблямитов, Бейе Ильясова, Али Хамзин, Энвер Алибеев, Риза Шевкиев, Халил Мустафаев, Надир Фазылов, Куртсеит Абдуллаев, Эмирасан Караев. М. Кашка также стал членом ревизионной комиссии. 

Было принято обращение внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа «О продолжении дискриминации крымскотатарского народа и необходимости срочных мер для защиты его прав» в адрес Президента Украины, ВС Украины ОВСЕ ВК ООН по правам человека. А также постановление о крымскотатарских СМИ, газеты «Авдет» и редакции в ГТРК «Крым» (тексты прилагаются). 

Далее последовало выступление заместителя Госкомнаца Украины Ю. Белухи, который вот уже десять лет занимается проблемами, связанными с возвращением и обустройством крымскотатарского народа. Он в частности, подчеркнул, что несмотря на отсутствие законодательной базы, правительство Украины приняло более двадцати постановлении по решению проблем крымских татар и других депортированных народов. Он также сделал акцент на том, что в ВР Украины необходимо присутствие  представителя крымских татар, который бы смог влиять на мнение других депутатов. Свое выступление Ю. Белуха завершил словами: «Я призываю к тому, чтобы в эти трудные годы украинцы и крымские татары были вместе!» 

Затем Н. Бекиров зачитал проект резолюции внеочередной сессии III Курултая М. Джемилев выступил с заключительным словом Муфтий Крыма Нури-эфенди прочитал молитву. Прозвучали гимны крымскотатарского и украинского народа. На этом внеочередная сессия III Курултая завершилась. 

Лейля АЛЯДИНОВА, 

Лентара ХАЛИЛОВА


«ДРАКА» НАЧАЛАСЬ ЕЩЕ У ВХОДА

(Газета «Крымское время» от 20 декабря 1997 года)

Как и было намечено, вчера началась внеочередная сессия курултая, делегатам которого предстоит разобраться в сути скандала, возникшего из-за растраты государственных средств, отпущенных на обустройство крымских татар и прошедших через счета в «Имдат-банке». Как мы уже не раз сообщали, растраты эти произошли не без содействия некоторых лидеров меджлиса и их протеже в госструктурах. Учитывая, что сам председатель меджлиса Мустафа Джемилев фигурирует среди учредителей «Имдат-банка», ситуация создалась весьма щекотливая. Еще более щекотливой она стала после того, как большинство меджлиса высказалось за перевод счетов с госсредствами из «Имдата» в другой банк, дабы предотвратить новые злоупотребления, а Джемилев и примкнувшие к нему «проимдатовцы» сделали все, чтобы этому воспрепятствовать. 

Найти общий язык оппонентам до начала сессии курултая так и не удалось. Более того — подготовкой к сессии занимались два оргкомитета: один, сформированный большинством меджлиса, так сказать, легитимный, и самозванный, созданный «проимдатовцами». Соответственно, каждый из них независимо от другого выдавал приглашения на сессию. Именно из-за этого и разгорелся на сессии, где и без того ожидалась жестокая драка, первый скандал. 

Очевидно, стремясь увидеть на сессии поменьше своих оппонентов, Мустафа Джемилев, находившийся в долгосрочном отпуске, за несколько часов до начала мероприятия, как говорят, в полночь приступил к выполнению своих обязанностей. За ночь и утро на приглашениях, помимо печати меджлиса, появилась еще одна — фонда «Крым», учредителем которого он является. Понятно, что вторую печать поставили не всем приглашенным, и понятно, что противники позиции Джемилева ее не получили. 

Плечистые парни сурового вида, стоящие у входа в Крымскотатарский музыкально-драматический театр, где проходит сессия курултая, ссылаясь на приказ председателя меджлиса, в зал пропускали только счастливых обладателей печати фонда «Крым». За бортом осталась большая группа, в которой были не столько журналисты, чьего критического взгляда так не любит Мустафа Джемилев, сколько такие же крымские татары, как и он сам. Возмущение с каждой минутой все возрастало, и казалось, что обманутые соотечественники вот-вот возьмут театр штурмом. На удивление (а может, к счастью), недовольные начали потихоньку расходиться. Когда распоряжение одного человека так лихо отменяет решение выборного органа, о какой демократии, господа—паны, речь?! Отныне окончательно стало ясно, что выборы, голосования, положения о меджлисе и пр. — не более чем ширма. Кстати, среди прочего делегатам курултая предстоит принять новую редакцию Положения о меджлисе, в проект которого, в частности, введена новая норма: полномочия председателя прекращаются либо по его личному заявлению, либо в связи со смертью. А что — если и не очень демократично, зато вполне соответствует наметившимся в действиях Джемилева устремлениям к узурпации власти. 

Чья же позиция получит одобрение делегатов курултая, мы узнаем лишь в воскресенье, но, учитывая продемонстрированное Джемилевым виртуозное владение приемами подковерной борьбы, можно предположить, что шансы его весьма велики. Что же до «простых татар»... то до них ли некоторым лидерам меджлиса, когда решается вопрос о том, в чьих руках окажется контроль над государственными денежками, а соответственно — в чьи карманы они попадут?  

Алексей НЕЖИВОЙ


РАСКОЛ В МЕДЖЛИСЕ КРЫМСКИХ ТАТАР

Мустафа Джемилев получил поддержку курултая

(Газета «Республика Крым» от 24 декабря 1997 года)

В течение последних месяцев в руководящей структуре крымских татар назревал конфликт между председателем Меджлиса (национального парламента), официально не зарегистрированной организации — Мустафой ДЖЕМИЛЕВЫМ и его оппонентами из состава депутатов Верховного Совета Крыма от крымских татар. 

Суть конфликта была отражена в так называемом «письме 16-ти». В нем указывалось, что при попустительстве самого Джемилева и его окружения созданный ими коммерческий «Имдат-банк» не по назначению использовал огромные суммы денег, выделяемые Госкомитету по делам национальностей АРК для обустройства депортированных народов Крыма. Подписанты настаивали на переводе счета Госкомнаца в другой банк и расследовании махинаций. Мустафа-ага стоял на своем: никто, кроме структур специально созданного крымскотатарскими финансистами банка, не может распоряжаться этими средствами, так как к другим коммерсантам доверия нет. Правда, «Имдат-банк» был быстро переименован в банк «Крым-юрт», но от этого мало что изменилось. 

Конфликт дошел до такой стадии, что ранее неприкасаемая фигура героя национально-освободительного крымскотатарского движения, соратника Андрея Сахарова, проведшего годы в лагерях и ссылках Мустафы Джемилева стала подвергаться в национальной прессе и в электронных СМИ серьезной и нелицеприятной критике. Начали поговаривать и о его замене на посту председателя Меджлиса. 

Было решено вынести все эти претензии на рассмотрение внеочередного курултая (съезда) крымскотатарского народа. Он состоялся в минувшую субботу в Симферополе. 

Итоги этого съезда являются беспрецедентными для истории национального движения крымских татар, которое даже во времена провокаций КГБ оставалось монолитно сплоченным. Курултай, высказавшись в поддержку своего нынешнего председателя, проголосовал за вывод из состава Меджлиса таких ярких политиков, каковыми, без сомнения, являются депутат Верховного Совета Крыма профессор Ленур АРИФОВ, недавно назначенный к тому же заместителем председателя Совета министров Крыма, Лиля БУДЖУРОВА, депутат Верховного Совета Крыма, поэтесса, главный редактор печатного органа Меджлиса — газеты «Авдет» и крымскотатарской редакции государственного телевидения, председатель Госкомитета по делам национальностей АРК Зия ХАЛИКОВ. Депутат Верховного Совета Крыма председатель постоянной комиссии крымского парламента по законодательству Нариман АБДУРЕШИТОВ также подвергся серьезной критике. 

При этом бывшие соратники ныне опальных деятелей национального движения — депутаты крымского парламента Надир БЕКИРОВ и Джульверн АБЛЯМИТОВ, полностью поддержавшие Мустафу Джемилева, могут рассматриваться ныне в качестве наиболее перспективных и влиятельных деятелей Меджлиса. 

Заместитель Мустафы Джемилева по Меджлису и вице-спикер крымского парламента, один из наиболее популярных крымскотатарских политиков Рефат ЧУБАРОВ, занимавший до проведения внеочередного курултая неясную позицию, тем не менее не решился поддержать мятежных подписантов. 

Сегодня в Крыму создалось уникальное положение, при котором доставшиеся крымским татарам ценой долгих компромиссов и закулисной борьбы должности зампреда правительства и главы Госкомнаца Крыма теперь занимают люди, порвавшие с Джемилевым все отношения и не подчиняющиеся больше решениям Меджлиса. 


ИНТЕРФАКС-УКРАИНА СООБЩАЕТ:

(Газета «Крымское время» от 24 декабря 1997 года)

3-й курултай (съезд крымских татар), прошедший в минувшие выходные в Симферополе, принял решение исключить из состава меджлиса 16 его членов, обвинив их в деструктивной деятельности, которая привела к его расколу. 

С субботы в заседаниях не участвовали 24 члена меджлиса (представительский орган крымских татар), которые заявили о несогласии с позицией курултая я председателя меджлиса Мустафы Джемилева по вопросу расходования бюджетных средств, выделяемых на программу возвращения и обустройства крымских татар. 

Курултай принял постановление об отзыве из Верховного Совета Крыма «оппозиционеров» — депутатов по многомандатному крымскотатарскому национальному округу Лили Буджуровой, Нарнмана Абдурешитова, Ленура Арифова и поручила меджлису рассмотреть вопрос об их ротации. 

Сессия подтвердила полномочия председателя меджлиса Мустафы Джемилева и предоставила ему право до 4-го курултая при избрании членов меджлиса отклонять без обсуждения и голосования до 1/3 предложенных кандидатур; налагать вето на решения меджлиса, которое может быть преодолено 2/3 голосов его членов; созывать внеочередные сессии курултая, если решение будет поддержано не менее чем 1/3 членов меджлиса. 

Сессия подтвердила решение меджлиса о включении в партийный список Народного Руха кандидатур Мустафы Джемилева и Надира Бекирова и поручила рассмотреть и утвердить решение по всем вопросам, связанным с участием крымских татар в выборах Верховную Раду Украины, Верховный Совет Крыма и местные Советы. 


МЕДЖЛИС ВЗНУЗДАН И ПРИКОРМЛЕН

(Газета «Крымское время» от 24 декабря 1997 года)

Теперь, когда закончилась работа внеочередной сессии курултая, можно констатировать: «Кырым-оглу» — сын Крыма, как иногда высокопарно величают председателя меджлиса Мустафу Джемилева, не стесняясь в выборе средств, наглядно продемонстрировал, что у крымского дитяти выросли крепкие зубки и ими оно готово вцепиться в горло любому, кто осмелится ему перечить. Для борьбы со своими соотечественниками в арсенале Джемилева и его сторонников нашлись методы куда покруче тех, что они использовали когда-то против советских властей. 

Казалось бы, простые рабочие разногласия по вопросу оставления или неоставления в «Имдат-банке» счетов с госсредствами, которые не раз уплывали оттуда в карманы не очень чистых на руку людей, в результате вылились в показательную порку тех, кто подмел возражать «проимдатовцам». Подготовка к сессии курултая началась давно, обе стороны предпринимали многочисленные выезды в регионы, пропагандируя свою точку зрения, разгорелась перепалка в печати. «Проимдатовцам» к тому же не плохо подсобили в обработке делегатов курултая некоторые крымскотатарские предприниматели. И оказалось, что сторонники Джемилева в приготовлениях преуспели больше. Первый удар под дых оппозиционеры получили еще до начала сессии, когда в здание, где она должна была состояться, не впустили приглашенных активистов нацдвижения. Подробности этого инцидента мы уже сообщали в субботу, повторимся лишь, что, не имея доступа к печати меджлиса, которой распоряжалась обладающая большинством голосов в этом органе оппозиция, Джемилев проштамповал приглашения для своих сторонников другой печатью, с надписью «президент меджлиса». Плечистые парни, стоящие на входе, получили команду без штампа «президента» в здание никого не впускать. Очевидно, «проимдатовцам» нужны были только люди, согласно кивающие головами. 

Ну а дальше пошло-поехало: уже первые результаты голосования по формированию президиума (куда не попал ни один оппозиционер), других рабочих органов сессии, повестки дня показали, то большинство делегатов на стороне Джемилева. Кстати, в повестку дня не вошел и пункт об отчете ревизионной комиссии курултая, которая должна была контролировать расходование средств. Правда, делегаты согласились заслушать информацию ревкома, но информация не предполагает прении и принятия отдельного постановления, так что ее значение сведено к нулю. К тому же от имени ревкома выступил недавно назначенный и. о. председателя. Председателю комиссии Энверу Муединову, к сожалению, высказаться так и не позволили. 

Сам же «сын Крыма» в своем докладе заявил, что причиной кризиса в меджлисе стали не разногласия по размещению государственных денег в «Имдат-банке», а желание оппозиционеров внести раскол в деятельность этого органа и тем самым укрепить свои позиции. К слову, в ряде писем с мест, пришедших в адрес курултая, тезисно пересказывались некоторые положения доклада Джемилева — хорошая подготовительная работа в массах. А некоторые авторы и вовсе предлагали назначить Мустафу «президентом крымчан» (помните печать! — авт.) или переименовать «Кы-рым-оглу» (сына Крыма) в «Кырым-баши» (Голову Крыма) — ну просто Туркмен-баши какой-то! 

Но «в бой» на сессии пошли не только доклады да коллективные письма. В прениях, с обвинениями в адрес оппозиционеров, ринулись в атаку многочисленные сторонники Мустафы. Причем если речи «хороших ребят» звучали в тишине, то выступления членов оппозиции, или «группы 16-ти», как их еще называют, захлопывались, закрикивались, перебивались. Некоторым просто не дали выйти к трибуне, а Ленуру Арифову, пробившемуся к микрофону с содокладом, так и не удалось произнести его до конца. Ни о какой дискуссии и речи быть не могло, шло скоординированное избиение. 

Как говорится, всяко лыко в строку, и как нельзя кстати оказался в зале заехавший в Крым на денек Вячеслав Чорновил, тоже поддерживающий Джемилева и даже вручивший ему золотой значок Руха. 

Окончательно убедившись в тщетности своих попыток апеллировать к разуму делегатов курултая, члены оппозиции покинули зал, а Лилю Буджурову, попробовавшую напоследок зачитать заявление своих соратников, в котором они давали оценку происходящему, с трибуны удалила охрана. Кстати, охрана тоже сыграла немалую роль в обработке делегатов, которые вынуждены были работать под пристальным взглядом суровых плечистых парней. По рассказам очевидцев, некоторым «особо подозрительным» делегатам даже устраивали тщательный досмотр, «чтобы предотвратить провокации». 

Не знаю, кто были эти бдительные ребята, но поскольку яблоком раздора стал «Имдат-банк», невольно напрашивается ассоциация со словами большого друга меджлиса, московской ученой Светланы Червонной, которая в одной из своих брошюр, говоря о названии банка, припоминает, что то же имя носит спортивный клуб, а затем продолжает: «И, наконец, третье значение ныне всем в Крыму хорошо понятного слова «имдат» — это просто крымскотатарский рэкет...» Рэкетиры они или нет, а к шуткам парни из охраны были не расположены. 

Поэтому шоу под названием «голосование за подтверждение полномочий председателя меджлиса Мустафы Джемилева» получилось особенно эффектным. А происходило это так: делегаты голосовали не тайно, и даже не поднятием рук. По очереди фамилию каждого зачитывали в списке, названный вставал со своего места и под взорами участников сессии (и охраны — авт.) громко отвечал «за» он, «воздержался», или, не дай Бог «против». Итог голосования угадать нетрудно. 

Кроме этого, сессия вывела из меджлиса всех оппозиционеров, сменила руководителя ревизионной комиссии и предоставила Мустафе Джемилеву ряд дополнительных полномочий, превращающих его практически в диктатора. Понятно, что в новый состав меджлиса вошли люди, Мустафе вполне угодные, и раскол его может теперь не беспокоить. Теперь меджлис превратился в структуру самодостаточную и закрытую, куда заказан путь людям, не успевшим приобщиться к рычагам влияния, людям «не из команды». Команде-то это на пользу, но на пользу ли народу, от имени которого все это делается? Чем обернулось бесконтрольное расходование средств в «Имдат-банке», мы знаем. 

Вообще, говоря о скандале в меджлисе, люди, обвиняющие в этом оппозицию, забывают, что раскол принес немалые дивиденды Мустафе Джемилеву, поэтому, если бы кризиса не было, его стоило изобрести. Впрочем, кто-то может наивно предположить, что, взяв на себя расширенные полномочия, Мустафа Джемилев вынужден будет нести и повышенную ответственность. Слабая надежда! Девятое место в предвыборном списке Руха практически уже обеспечило Мустафе мандат нардепа, и велика вероятность того, что он станет работать в Верховной Раде Украины на профессиональной основе. Поэтому фактически ответственность за работу в Крыму ляжет на его зама — Рефата Чубарова, который, кстати, попытался уйти с этого поста, но через день передумал — уж как там его уговаривали, нам неведомо. Вот и получается, что на вопрос, почему Киев проблемы татар не решает, Мустафа резонно будет отвечать, что его сил маловато для пробивания нужных решений, что власти не хотят их принимать и т. п. А случись опять какой конфуз в меджлисе, виноватым окажется Чубаров. Так что диктаторскими полномочиями обладает один, а ответственность ляжет на других... «Замечательно» в этой истории выглядит и Рух, лидеры которого так кичатся своей приверженностью демократии и поддерживают приверженца того же — Джемилева. Классический пример «демократического» подхода мы и наблюдали на прошедшей сессии курултая. Да и сам посетивший сессию Вячеслав Чорновил продемонстрировал свое умение подавать позицию Руха, так сказать, в двух вариантах: крымской прессе он заявил, что создание национальной государственности является нецелесообразным, а выступая на курултае, что «Рух поддерживает все инициативы меджлиса». 

Что ж, власть проимдатовцы» выиграли, а вот счета с бюджетными денежками в «Имдате», из-за которых разгорелся скандал, могут и проиграть: недавно глава Кабмина подписал распоряжение о переводе с нового года всех госсредств в государственные же банки. Правда, оговорено, что в январе правительство определит еще 4-5 коммерческих банков, имеющих право на проведение операций с бюджетными средствами, но среди вероятных кандидатов «Имдат» не назван. Впрочем, скептики склоны считать, что этот банк в список все же попадет — уж слишком крепкое у него лобби в Киеве. Тех, кто так считает, не смущает даже то, что украинский премьер участвует в предвыборной гонке, и его партия считает Рух, облагодетельствовавший меджлис, одним из главных своих противников. Что ж, финансовые интересы, особенно если они личные, нередко бывали сильнее политических... 

Алексей НЕЖИВОЙ


ДОКЛАД ПРЕДСЕДАТЕЛЯ МЕДЖЛИСА КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА МУСТАФЫ ДЖЕМИЛЕВА НА ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

Уважаемые делегаты! 

Промежуточные внеочередные сессии Курултая, как известно, созываются при возникновении чрезвычайных обстоятельств и необходимости принятия решения по вопросам не терпящих отлагательства. 

Настоящая внеочередная сессия также созвана по той причине, что появились требующие безотлагательного решения два важных вопроса — это уже начавшаяся предвыборная кампания и предстоящие через три месяца выборы в Верховную Раду Украины и Крыма, а также ситуаций в Меджлисе который в последнее время стал практически недееспособным. Поэтому именно эти вопросы будут главными темами моего доклада. 

Поскольку вопросу о выборах у нас посвящен отдельный доклад то об этом я много говорить не буду. 

Я буду последовательно излагать хронику развития кризиса в Меджлисе давая одновременно свою оценку тем или иным событиям. Мне придется давать оценку действиям отдельных членов Меджлиса, которых я считаю виновными в тех или иных ошибочных или деструктивных действиях. Насколько моя оценка обоснованна и верна, разумеется, вы рассудите сами после того как выслушаете доводы моих оппонентов членов Ревизионной комиссии и других делегатов Курултая. Но я все же просил бы больше обращать внимание не столько на личности сколько на недостатки нормативных документов регулирующих деятельность Меджлиса ибо преследующие ущербные цели или не в меру амбиционные люди могут выявиться в любой структуре или организации. Поэтому, очень важно чтобы существовали какие то защитные механизмы, которые ограничивали бы простор деятельности деструктивных сил и предотвращали бы кризисные ситуации. К сожалению, таких механизмов у нас не оказалось. 

Всего за прошедшие после избрания нынешнего состава Меджлиса полтора года состоялись 23 заседания Меджлиса и 28 заседаний его президиума, в том числе несколько заседании совместно с депутатской фракцией «Курултай». У нас имеются все протоколы и звуковые записи этих заседаний. Разумеется, на этих заседаниях рассматривались и принимались решения по довольно большому кругу вопросов но я буду сейчас акцентировать ваше внимание именно на тех решениях которые вызвали ожесточенные споры и постепенно приводили к кризису. 

Первые два заседания Меджлиса были посвящены в основном организационным вопросам. Избирали двух новых заместителей Председателя Меджлиса президиум отделы представителей Меджлиса в Узбекистане Таджикистане Москве и Санкт-Петербурге. Образовали также финансовую группу которая должна была заниматься вопросами рационального расходования средств самого Меджлиса. 

Особо острых противоречий при решении этих вопросов пока не было, но кое-какие негативные моменты уже появились. Сперва натолкнулись на трудности при формировании Президиума Меджлиса. Оказалось, что в составе Меджлиса уже существуют какие-то группы которые, мягко говоря, не симпатизируют друг другу и очень хотят, чтобы в президиуме было больше представителей своей группы — иначе они не согласятся с избранием в Президиум тех людей, которых предлагает Председатель Меджлиса. В результате вынуждены были согласиться с абсурдным решением, избрать в президиум 15 человек, то есть почти половину всего состава Меджлиса. 

Появились трения и при избрании управляющего делами Меджлиса, то есть человека, с которым Председателю Меджлиса ежедневно приходится решать какие-то проблемы и который должен быть, как говорится его правой рукой. Вроде бы, как дважды два понятно, что это должен быть человек, рекомендованный самим Председателем Меджлиса, если конечно против этой кандидатуры нет каких либо конкретных и обоснованных возражений. Но предлагаемая Председателем Меджлиса кандидатура не проходит. Оказывается, для группы членов Меджлиса, которая позже открыто назвала себя «фракцией ОКНД в Меджлисе» очень важно усилить влияние этой организации в Меджлисе, и эта группа отстаивает на должность управляющего делами кандидатуру Решата Аблаева, который является заместителем председателя ОКНД. 

Особых возражений против Р. Аблаева у меня не было, так как знаю его как порядочного и честного человека, активиста национального движения, которым даже отсидел за это один лагерный срок. Я был против его кандидатуры только исходя из деловых качеств Аблаева и того обстоятельства, что он как зам председателя ОКНД будет больше заниматься делами своей организации, чем выполнением поручений Председателя Меджлиса. Но Решат Аблаев был избран управляющим большинством голосов, и, к сожалению, мои худшие опасения оправдались. А в последнее время его деятельность на должности управляющего сводилась не столько к выполнению поручений Председателя Меджлиса, сколько к противодействию их выполнения и саботированию.  

Здесь я хотел бы сказать несколько слов о допустимости и целесообразности вообще существования каких-либо фракций или обособленных групп в Меджлисе крымскотатарского народа. 

Как известно, в Меджлис избираются люди, которые должны руководствоваться принятыми Курултаем едиными нормами и добиваться единых целей, определенных Курултаем крымскотатарского народа. В этом главное отличие представительного органа борющегося за восстановление законных прав крымскотатарского народа от парламентов и иных представительных органов народов, имеющих свою государственность. Поэтому создание внутри Меджлиса каких-либо обособленных групп или фракций не имеет под собой никаких здоровых оснований и может только нанести вред его деятельности. 

Так, к сожалению, и случилось в результате существования в Меджлисе так называемой «фракции ОКНД». 

Члены этой фракции, как правило, собираются у себя в здании ОКНД перед заседаниями Меджлиса, обсуждают там вопросы, которые подлежат обсуждению в Меджлисе, и договариваются о том, как они будут голосовать а Меджлисе при постановке тех или иных вопросов. Иногда решение о том, как они должны голосовать в Меджлисе, принимается даже на заседаниях Центрального Совета ОКНД. Поэтому объяснять что-либо этим людям на заседаниях Меджлиса, приводить какие-либо аргументы или доказательства бесполезно — они все равно будут голосовать так, как они уже заранее решили. Иначе это будет расцениваться как нарушение дисциплины в организации. 

Я не собираюсь утверждать, что существование «фракции ОКНД» явилось главной причиной раскола Меджлиса, но в том, что она внесла в это неблагодарное дело свой значительный вклад, для меня нет никакого сомнения. 

Приведу здесь лишь один пример деструктивной деятельности этой фракции. 

После того, как отношения между членами Меджлиса очень обострились, принимаем решение провести где-то за городом специальное заседание Меджлиса, чтобы обо всем поговорить открыто. Такая возможность представилась 29 июня 1997 года в селе Фоти-Сала, где в этот день должен был состояться праздник односельчан. Таким образом, представлялась возможность провести встречу членов Меджлиса с большим числом односельчан на митинге-празднике, а потом там же, в отдельном месте, провести заседание. 

Я поручил управляющему делами оповестить всех членов Меджлиса о выездном заседании, а другим товарищам провести все необходимые организационные работы, нанять автобус и т.п. Но в назначенный день в Фоти-Сала приехала только примерно половина состава Меджлиса и из-за отсутствия кворума заседание не состоялось. Пропали впустую наши труды, расходы по организации заседания. Спрашиваю Решата Аблаева, в чем дело. Тот отвечает, что уведомлял всех, но почему не приехали, он не знает. Но на следующий день выяснилось, что фракция ОКНД решила бойкотировать выездное заседание и решение об этом принималось. С участием самого Решата Аблаева. 

После этого, отношения между членами Меджлиса, разумеется, еще больше обострились. 

Перехожу теперь к кругу вопросов, которые вызывали наиболее жаркие споры в Меджлисе, служили источником для различных сплетен и пересудов, использовались различными силами против самого Меджлиса, то есть к вопросам о банке «Имдат», бюджетных средствах и иными связанными с ними проблемам. 

На заседании президиума 2 августа 1996 года вице-премьер И. Умеров сообщает о фактах отвлечения бюджетных средств на нужды банка «Имдат» и говорит о необходимости принятия соответствующих мер. Принимается решение провести специальное заседание Меджлиса для подробного рассмотрения этого вопроса. Однако в назначенный день заседание не проводится, так как находится в отъезде председатель Совета банка и делегат Курултая Сейтумер Тохтаров и кое какие другие лица, к которым мы Хотим предъявить претензии. Через пару дней управляющий делами передает мне заявление от имени 12 членов Меджлиса с требованием созвать заседание Меджлиса 24 августа 1996 года. Разумеется, я не возражаю, но делаю замечание, что для этого вовсе не надо собирать подписи, так как и без этого пытаемся собрать всех вовлеченных лиц, чтобы заседание было более продуктивным. Но опять выясняется, что 24 августа председателя Совета банке в Крыму не будет. Обсуждаем ситуацию с Решатом Аблаевым, и решаем перенести заседание еще на неделю. Но в субботу 24 августа мне звонят домой и сообщают, что в Меджлисе идет заседание. 

К моменту моего приезда в Меджлис на заседании уже было проголосовано то самое постановление, черновой вариант которого позже был опубликован в газете «Арекет», а затем широко комментировалось нашими недоброжелателями в крымских и украинских газетах. 

В этом постановлении, в частности, предписывалось в 10-дневный срок перевести расчетный УКСа Рескомнаца из банка «Имдат» в какой-нибудь другой банк, но какой именно — не уточнялось, депутату ВС Крыма Кенже Решету сложить депутатские полномочия, директору Фонда «Крым» объявить строгое предупреждение и тому подобное. 

Я предложил отменить это постановление, поскольку для этого необходима тщательная проверка и обязательно присутствие лиц, в отношении которых выносятся какие-то решения. Сослался даже на то, что меня судили 7 раз, но даже советские суды не допускали таких грубых нарушении процессуальных форм — обязательно приводили хотя бы на судебные процессы и давали высказаться в свое оправдание, а тут дело о делегатах Курултая, депутате фракции «Курултай», об учрежденном нами самими же банке с целью оказания помощи соотечественникам. Кое-кто из присутствовавших на заседании Меджлиса, но не голосовавших за постановление, например Надир Бекиров, заявили, что если бы знали о созыве Меджлиса без согласования с председателем, то вообще не пришли бы и даже не было бы кворума для принятия решения. 

После продолжительных споров постановление было повторно поставлено на голосование. На этот раз еще 4-5 членов Меджлиса проголосовали против постановления, но этого не было достаточно для его отмены. А Энвер Аметов проголосовавших иначе тут же обвинил в том, что они не имеют собственного мнения и только смотрят в рот председателю Меджлиса. 

И вот тогда впервые за более чем пять лет своего пребывания на должности Председателя Меджлиса я заявил, что не буду подписывать такое постановление, независимо от того, каким бы большинством оно ни было бы принято. 

С этого времени и начало муссироваться среди некоторых членов Меджлиса утверждение о том, что председатель не считается с мнением большинства нарушает принципы демократии и т.п. 

Через две недели созывается новое расширенное заседание Меджлиса в помещении треста «Гражданстрой», где уже присутствует все руководство банка «Имдат», директор фонда «Крым» депутат Р. Кенже другие депутаты всего около 50 человек. Заседание продолжается два дня. Вновь рассматривается вопрос о неправильном использовании бюджетных средств, злоупотреблениях банка «Имдат». 

Происходит острая перепалка между бывшим начальником УКСа 3. Халиковым и председателем Совета банка С. Тохтаровым. На обвинения 3. Халикова в незаконных операциях с бюджетными средствами С. Тохтаров обвиняет в свою очередь 3. Халикова во взяточничестве и постоянном вымогании у него наличных денег за те или иные финансовые операции. 

В итоге рассмотрения вопроса отменяются почти все пункты постановления предыдущего заседания Меджлиса, создается временная рабочая комиссия Меджлиса по определению рекомендаций о принципах взаимоотношении Меджлиса с банком «Имдат в составе 5 человек, которой поручается в течение 2-х недель подготовить документ о принципах взаимоотношений. 

Подготовка этого документа несколько затянулась и, наконец, на заседании президиума Меджлиса 24 января 1997 г, объявляется, что рабочая комиссия завершила свою работу, но по ряду пунктов рекомендации не пришла к единому мнению. Член комиссии Э. Аметов который требовал обязательного перевода счета УКСа из банка «Имдат» в другой банк в случае невыполнения его требования пригрозил выйти из Меджлиса до следующего Курултая объявить голодовку и сделать заявление для печати против Меджлиса. 

Раз такое дело, 8 февраля 1997 г, на 59 м заседании Меджлиса большинством голосов (18 — за, 11 — против 2 — воздержались) принимается решение о переводе счета УКСа из банка «Имдат» в какой-нибудь другой банк. 

Через 10 дней, на заседании президиума Меджлиса 18 февраля 1997 г. я подал заявление об отпуске до внеочередной сессии Курултая, которую предлагал созвать летом этого года. В поданном мной в письменной форме заявлении свой уход я мотивировал необходимостью лечения и иными обстоятельствами, препятствующими выполнению моих обязанностей Председателя Меджлиса Конечно, дело было не в здоровье, но я не хотел обострять до Курултая внимание соотечественников на кризисе в Меджлисе, ибо это могло нанести вред дальнейшей его деятельности. 

Рассмотрение этого заявления было перенесено на заседание Меджлиса 22 февраля. Одновременно было решено повторно рассмотреть вопрос и о банке. На это заседание был приглашен и один из главных должников, как банка, так и УКСа Рескомнаца, С. Тохтаров, который полностью признал свои долги и обязался принять все меры по возмещению, начиная с передачи основного своего и родственников движимого и недвижимого имущества. Руководители банка сообщили о принятых мерах по предотвращению впредь возможных нарушений и злоупотреблений. Они даже согласились на свой оклад принять аудитора, которого назначит Меджлис и который будет регулярно контролировать работу банка и информировать Меджлис. 

Тем не менее, при повторном голосовании о переводе счета УКСа в какой-нибудь заведомо неподконтрольный Меджлису банк большинство высказалось за перевод счета. 

Я это расценил так: «Будь что будет с народными деньгами, пусть ворует и совершает с ними махинации кто угодно, но лишь бы Меджлис был от них подальше, ибо это доставляет лишние хлопоты, служит источником для различных сплетен…» 

Впрочем, это не только мое умозаключение. Именно в этом духе открыто аргументировали и некоторые голосовавшие за перевод счета УКСа члены Меджлиса. Попробовал пристыдить их словами: «Если мы так боимся хлопот и сплетен, то, может быть, нам нечего делать в высшем представительном органе народа, лучше может быть дома сидеть?» Бесполезно. 

Я повторно заявил, что не буду подписывать это беспринципное и, попахивающее трусостью постановление, напомнил о своем отпуске и необходимости созыва внеочередной сессии Курултая, где, кроме вопроса о банке, надо будет принять решение и о предстоящих выборах в парламенты Украины и Крыма. Но опять подавляющее большинство проголосовало против ухода в отпуск председателя и против созыва внеочередной сессии Курултая. Особенно рьяно высказывались против ухода председателя и созыва Курултая в первую очередь те члены Меджлиса, которые активно и чаще всех выступали против мнения председателя. Их больше устраивала такая ситуация председатель продолжает нести ответственность за деятельность Меджлиса, принимает с утра до вечера посетителей со всеми их проблемами, обеспечивает материальную часть жизнедеятельности Меджлиса и его структур, выполняет в основном всю будничную работу, а они, собираясь периодически через месяц или два, будут диктовать ему свои умные решения. 

Поскольку я продолжал настаивать на своем уходе и созыве внеочередной сессии Курултая, то решили через неделю вновь вернуться к этим вопросам. 

Через неделю, на 61-м заседании Меджлиса, 1 марта 1997г, наконец, принимается более или менее компромиссное и логичное решение: 

— не предпринимать в течение месяца действий по закрытию расчетного счета УКСа в банке «Имдат» при условии, что со стороны банка за этот период не будут допущены финансовые нарушения; 

— поручить Зие Халикову и Решату Аблаеву разработать механизм контроля за финансовой деятельностью банка «Имдат» и представить его на утверждение Меджлиса; 

— рекомендовать руководству банка «Имдат» представить на рассмотрение Меджлиса программу своей деятельности по решению стоящих перед банком проблем. 

За это решение проголосовали из 26 присутствовавших членов Меджлиса 23 человека, Садык Берберов «воздержался», Леннур Арифов и Энвер Аметов проголосовали «против». Протестуя против принятого решения, Э. Аметов заявил, что больше на заседания Меджлиса, вплоть до следующего Курултая, приходить не будет, и ушел, хлопнув дверью. Вслед за ним покинул Меджлис и Л. Арифов. 

Здесь я хотел бы обратить внимание на очень интересное обстоятельство. 

Когда Председатель Меджлиса, который несет главную ответственность за политику Меджлиса, заявляет, что не может подписать какое-либо решение, противоречащее его курсу, и требует созвать Курултай, это, по мнению Э. Аметова и некоторых других, оказывается, неуважение со стороны председателя к принципам демократии и признак его диктаторских замашек. 

Когда же Меджлис принимает почти единогласно какое-то решение, но против воли Э. Аметова, то опять, оказывается, это сущее безобразие и он считает себя вправе покинуть Меджлис. 

Такая вот у нас в Меджлисе была своеобразная демократия. 

Правда, на следующее заседание Э. Аметов опять пришел, сообщив, что возвращаем, идя навстречу пожеланиям и уговорам товарищей, но каких именно товарищей, не уточнил. 

Теперь я хотел бы подробнее остановиться на том, почему вопрос о банке для меня и части членов Меджлиса стал столь важным и принципиальным. Я думаю очень необходимо об этом сказать, потому что вокруг этого вопроса было и продолжает циркулировать много различного рода «догадок» и спекуляций. В некоторых газетных публикациях последнего времени проскальзывали даже прозрачные намеки на то, что я являюсь совладельцем этого банка, держу там свои вклады и вообще имею огромную прибыль. Правда авторы известного «обращения 16-ти» такое открыто не заявляют, но, по их утверждению проблема заключается в том, что председателя окружили нечистоплотные люди, которые навязывают ему свою волю. Хочу сразу заявить и успокоить сплетников что я никогда не был и не являюсь совладельцем банка «Имдат» никогда ни в этом, ни в другом банке у меня не было миллионных вкладов. Совсем не помешало бы, конечно иметь миллионные вклады в нескольких банках, но что же поделать раз нет! Ни одной копейки (или цента) из этого банка ни для меня ни для деятельности Меджлиса никогда не поступало. Наоборот больше всего на становление этого банка истратил средств и энергии именно Фонд «Крым» президентом которого является одновременно Председатель Меджлиса. Среди истраченных Фондом «Крым» на становление банка также нет и не было ни одного цента из того что называют «народными средствами». Это были только деньги некоторых предпринимателей и нашей диаспоры направленные через фонд «Крым» именно, и только для становления банка «Имдат». 

Здесь конечно есть большая вина учредителей банка которые без необходимой проверки принимали на должности его руководителей людей неопытных и оказавшихся впоследствии еще и не очень чистоплотными. Например, оказалось, что бывший председатель Совета банка «Имдат» обжулил не только этот банк но и многие другие банки в Крыму, фирмы многих предпринимателей в Узбекистане Турции Украине многих рядовых соотечественников. Но было бы несправедливо основываясь на этом бросить тень подозрения на сам банк в целом который был учрежден громадными усилиями в очень благородных целях и где работают десятки наших соотечественников. 

Идея создания банка, который оказывал бы помощь решению некоторых социальных проблем наших соотечественников становлению наших бизнесменов родилась в Меджлисе почти сразу после развала СССР и начала свободы частного предпринимательства. Идея банка особенно укрепилась после того как мы воочию убедились, что отпускаемые государством средства на воз вращение и обустройство наших соотечественников бесстыдно разворовываются и используются на совершенно иные цели. 

Согласно официальных цифр на цепи возращения и обустройства крымских татар с 1992 года по настоящее время в переводе на конвертируемую валюту, оказывается, было выделено из бюджета где-то около 430 млн. долларов. Если хотя бы половина этих средств была использована по прямому назначению, вероятно, были бы давно решены очень многие проблемы народа. 

Достаточно привести хотя бы такой пример. 

Как известно в 1992-1993 годы для каждой семьи, строящей себе жилье было выделено по 65000 карбованцев. Стоимость этих денег к моменту выделения равнялась 1500 долларам, но когда после многомесячных «прокруток» этих денег различными банками при той галопирующей инфляции, наконец, попали к нашим соотечественникам, их стоимость не превышала 200 долларов. То есть каждая семья в то время была обворована на 1300 долларов, а в целом потери исчислялись 45-50 миллионами долларов. А сколько миллионов еще было истрачено на расширение различных заводов, колхозов троллейбусных парков не имеющих никакого отношения к нашим соотечественникам? 

Но если бы эти деньги были под контролем нашего национального органа то несомненно, что уровень бесстыдства и хищения но крайней мере не достиг бы того уровня. По крайней мере, можно было бы проследить пути прохождения этих средств и определить, где они в конечном счете остановились. 

Это хорошо понимали и те чиновники, владельцы фирм и мафиозные структуры в Крыму и Киеве, которые имели непосредственное отношение к этим средствам и успели на них прилично разжиреть. Мы получили информацию и о том, как на кое-каких «сходках» велись разговоры насчет того, что ни в коем случае они не допустят создания «татарского банка» и что татары должны только «пахать» на своих огородах. Но с нашей стороны, к сожалению, оказалось малолюден, понимающих значение банковской системы для будущего нашего народа. Мы заявляем о праве нашего народа на свою национально-территориальную государственность, но то, что этого невозможно добиться одними заявлениями, умными речами в парламентах или вымаливанием справедливости у высоких инстанций, не смогли еще понять очень многие, даже в составе высшего представительного органа нации. Не очень много оказалось понимающих значение банка и среди наших деловых людей. Мы столкнулись с большими трудностями при формировании уставного фонда банка, потому что оказалось мало людей, имеющих достаточные средства и смелость, чтобы вложить их в столь рискованный, связанный с национальной политикой банк. И тогда решением Меджлиса крымскотатарского народа одним из учредителей этого банка стал учрежденный Курултаем благотворительный Фонд «Крым», который и должен был внести одну треть необходимого уставного фонда. Поскольку и у Фонда «Крым» не было необходимых для этого примерно 50 тысяч долларов, то решили обратиться к нашей диаспоре. Вскоре эта сумма была собрана и по всем правилам сдана в банк. Позже Фондом передавались в банк еще более значительные суммы, но опять это были деньги, предназначенные именно для этой, а не какой-либо иной цели. Поэтому циркулирующие спекуляции на тему, что, дескать, собранные для помощи нуждающимся соотечественникам и, стало быть, «народные деньги» были без согласия народа использованы для нужд банка, не имеют под собой никаких оснований. 

Одновременно велась работа, чтобы сделать этот банк уполномоченным и имеющим право осуществлять контроль над средствами, выделяемыми из бюджета Украины на проблемы обустройства крымских татар. С этой целью были проведены многочисленные встречи с высшими должностными лицами в Киеве. Вопрос о банке был одним из главных и во время встречи Председателя Меджлиса с первым Президентом Украины Л. Кравчуком в конце 1993 года. И мы очень признательны всем государственным деятелям Украины, в том числе руководству Национального Банка Украины, которые хорошо поняли значение этого банка для нас и в политическом плане для Украины в целом, оказывали ему всяческое содействие или, по крайней мере, препятствовали различным структурам задушить этот банк. 

Но этому банку очень не повезло с кадрами, хотя вроде бы их подбирали на конкурсной основе. Сменившиеся друг за другом двое из директоров банка оказались весьма неквалифицированными. В то время, когда основная часть учредителей, и, в первую очередь, Фонд «Крым», прилагали огромные усилия и пытались изыскивать средства для становления и укрепления банка, другие, пользуясь отсутствием должного контроля, успешно решали свои личные финансовые проблемы, выделяли без всяких гарантий большие кредиты для фирм друзей, родных и близких. 

Например, получивший из банка наиболее крупный кредит некий предприниматель Рамазан Усеинов, не сумев выплатить кредиты, пустился в побег, а его более совестливый помощник покончил самоубийством. 

Иногда выдавались рискованные кредиты и по благородным побуждениям. Но поскольку значительная часть кредитов и процентов по ним не возвращалась, появились угроза закрытия банка. В этот момент Фонд «Крым» снова вынужден был обратиться за помощью к нашей диаспоре. Нами были получены заверения, что для этой цели в ближайшее время будут собраны и переданы около 250 тыс. долларов, но поскольку для поступления этих денег необходимо было время, а покрытие задолжностей не терпело отлагательства, у руководителей банка родилась идея временно использовать бюджетные средства. Речь шла о временном использовании 80 млрд. карбованцев, перечисленных на счет УКСа Рескомнаца по ходатайству Меджлиса в помощь застройщикам. Предполагалось, что эти деньги будут переданы некоторым фирмам — должникам банка, а те рассчитаются с УКСом несколько позже деньгами с учетом инфляции или строительными материалами, которые эти фирмы должны были получить от других фирм по ранее заключенным договорам. Предложение выглядело довольно приемлемым, тем более, что для составления списков остро нуждающихся застройщиков по актам обследований местных меджлисов требовалось значительное время, а деньги, ввиду галопирующей инфляции, могли значительно обесцениться. Но начальник УКСа Рескомнаца З. Халиков заявил, что согласится перечислить эти деньги только через посредство Фонда «Крым», т. к. опасается, что фирмы могут не выполнить свои обязательства, а влиятельный Фонд «Крым», являющийся структурой Меджлиса, мол сможет найти рычаги, чтобы заставить их расплатиться. Особых возражений на это со стороны Фонда не было, тем более, что обещанные Фонду 250 тыс. долларов для стабилизации деятельности банка были гарантией на значительную часть долга. 

Но через несколько дней после заключения всех договоров между УКСом и Фондом с одной стороны, а затем между Фондом и соответствующими (фирмами против этого резко выступил председатель Рескомнаца О. Адаманов, поскольку, оказывается, передача бюджетных средств для распределения общественной организации каковой является Фонд «Крым» является грубым нарушением закона. По словам О. Адаманова, со стороны 3. Халикова это было преднамеренной провокацией против Фонда «Крым», поскольку в случае невозврата средств фирмами должниками пострадает в первую очередь репутация Фонда «Крым» и Меджлиса. Он даже собрался было подать на 3 Халикова жалобу в прокуратуру, но мы уговорили его не делать этого, поскольку тогда казалось очень уж мало вероятным что 3. Халиков осмелится устраивать провокации против Меджлиса и Фонда. Трудно и сейчас со всей определенностью утверждать было ли это на самом деле провокацией или просто его недомыслием, но ясно то, что он лучше чем кто-либо другой должен был знать куда и в каких случаях можно перечислять бюджетные средства. 

Фирмы-должники своевременно возвратить фонду весь долг не смогли, а возвратили лишь примерно половину, которая была роздана Фондом «Крым» посредством исполкомов нашим застройщикам. Обещанные Фонду «Крым» 250 тыс. долларов поступили по частям значительно позже, чем ожидалось и по соответствующей форме были переданы руководителю банка «Имдат». 

Но к этому времени успело измениться украинское законодательство о банках в соответствии с которым уставной фонд банка уже должен был быть не менее 500 тыс. экю которых у банка «Имдат», разумеется не было. Вновь появилась угроза закрытия банка. Поэтому руководство банка решило использовать полученные от Фонда деньги не для расплаты с долгами, а в первую очередь для пополнения уставного фонда и спасения банка. С долгами обещали расплатиться позже, но до сего дня еще не расплатились. Общая сумма долга фирм Фонду «Крым» и соответственно Фонда Крым» в бюджет составляет около 450 тыс. гривен. 

Я остановился очень подробно на истории с этими 80 млрд. карбованцев для застройщиков, потому что именно эта тема больше всего использовалась нашими противниками для дискредитации Фонда «Крым и Меджлиса крымскотатарского народа. Утверждалось что будто эти деньги «бесследно исчезли» украдены и т. п. На самом же деле половина этих денег уже давно распределена и роздана застройщикам, а другая половина значится как невозвращенный еще долг некоторых конкретных фирм. 

Маловероятно правда что эти фирмы смогут в ближайшее время возвратить все свои долги, но если всех должников причислять к ворам и расхитителям то ворами выходит надо считать сейчас десятки тысяч фирм фабрик заводов и иных учреждении в Крыму Украине и вообще во всех странах бывшего СССР. Впрочем с такой же легкостью придется назвать вором и само украинское государство поскольку оно имеет многомиллиардные долги как своим гражданам так и другим государствам. 

Тем более безответственно и бесстыдно употреблять подобные выражения в отношении Фонда «Крым», который за годы своей деятельности оказал своим соотечественникам в десятки раз больше помощи, чем эти 450 тыс. гривен и является послед ним прибежищем для соотечественников оказавшихся в критическом положении. 

Если позволит время то не было бы излишним заслушать на сессии Курултая и отдельную информацию директора Фонда «Крым» о деятельности этого учреждения. 

Благодаря огромной деятельности Фонда «Крым» наконец постепенно начала реализовываться обещанная Турцией программа «1000 квартир в помощь крымским татарам». В порядке первого шага из бюджета Турции выделен 1 миллион долларов и на эти деньги согласно протокольного соглашения между Фондом «Крым» и Турецким агентством международного сотрудничества и развития (TIKA) приобретаются дома для остронуждающихся или выдаются долгосрочные беспроцентные кредиты на завершение строительства жилья соотечественников. На эти деньги надеемся решить жилищную проблему по меньшей мере 200 наших семей в течение ближайших месяцев а затем и предусмотренных программой как минимум еще 800 семей соотечественников. Но если даже со стороны некоторых членов Меджлиса будут бросаться в адрес Фонда «Крым» столь необоснованные и предвзятые обвинения то конечно гарантировать выполнение и этой программы будет невозможно. 

Но кое-каких людей которые за все это время ради пользы дела не ударили палец об палец но всю свою энергию решили тратить на интриги и поиски недостатков у тех кто пытается хоть что-то делать, подобные «мелочи», конечно, не волнуют. 

 Теперь по вопросу о кадрах, который тоже в определенной мере способствовал расколу Меджлиса. 

Как известно, с середины 1994 г., когда в парламенте Крыма уже было 14 наших депутатов, у нас появилась некоторая возможность участвовать а формировании правительства автономии. И, естественно, рекомендации по тем или иным кандидатурам на должности, которые выделялись крымским татарам, давал Меджлис крымскотатарского народа. 

Решения по кандидатурам принимались на заседаниях Меджлиса большинством голосов, но некоторые из оставшихся в меньшинстве, стали считать себя вправе отстаивать свою правоту и после принятия решений. 

Например, не успели утвердить Э. Эннанова большинством голосов на должность министра социальной защиты, как через несколько недель наша журналистка, член Меджлиса Лиля Буджурова лихорадочно выискивает какие-то доказательства того, что Эннанов несколько лет назад делал какие-то нехорошие дела, показывать по телевидению его приличный дом на фоне бедствующих крымских татар и т. п. Для чего это делается? Чтобы показать, каким неразборчивым и безнравственным было большинство Меджлиса, которое рекомендовало этого человека, и какой принципиальной на этом фоне является сама Л. Буджурова? При этом сама Л. Буджурова прекрасно знает, что все равно до очередной смены правительства этого министра невозможно будет сменить на другую предлагаемую Меджлисом кандидатуру, поскольку это решается Верховным Советом Крыма. Пытаешься объяснить нелогичность и абсурдность ее поведения, но в ответ следуют обвинения в намерении защитить расхитителей. 

Несколько иначе обстояло дело с О. Адамановым, которого мы рекомендовали на должность председателя Рескомнаца Крыма. Он действительно стал игнорировать решения Меджлиса, отстранил от контроля над расходованием бюджетных средств избранный Меджлисом Наблюдательный Совет и т. п. Поэтому после нескольких безуспешных попыток, как говорится, поставить Адаманова на путь истины. Меджлис на своем заседании выразил ему свое недоверие. Но одно дело выразить недоверие, другое — практически заменить его на должности на другую кандидатуру. После переговоров с премьер-министром А. Демиденко решили, что назначим Адаманову первого заместителя с правом подписи, который при первой же возможности заменит Адаманова. 

На заседании Меджлиса 7 декабря 1996 г предлагаю кандидатуру на должность первого заместителя председателя Рескомнаца, но предложенная кандидатура не поддерживается большинством. Тогда прошу других предложить свои кандидатуры, но никто никого не предлагает. Создаем специальную группу для подбора кадров, которая и должна представить Меджлису свои рекомендации. Проходят месяцы, никаких предложений нет, но зато в нашей печати, в передачах телепрограммы «Ана Юрт» Л. Буджуровой продолжается кампания по «разоблачению» Адаманова теми же стандартными методами показывается его хороший дом, и, соответственно, живущие в вагончиках бедствующие семьи. Какова же практическая польза от этих «разоблачений»? Опять чтобы продемонстрировать, какая у нас мужественная и любящая социальную справедливость журналистка? 

После одного очень неприглядного инцидента в прошлом году подал заявление и ушел с работы бывший начальник УКСа 3. Халиков, который тоже был рекомендован на эту должность Меджлисом. По словам самого Халикова, якобы он пытался защитить народные деньги и за это его какие-то типы, оказывается, ударили по руке. Позже выяснилось, что депо было не совсем так, как рассказывал 3. Халиков, но речь сейчас не об этом. Я потребовал, чтобы он ни в коем случае, по крайней мере до разбирательства инцидента, не увольнялся с работы, поскольку туда он был рекомендован Меджлисом. А что касается лиц, допустивших по отношению к нему произвольные действия, то твердо обещал, что к ним будут приняты необходимые меры. Но 3. Халиков все же уволился. 

На его место распоряжением вице-премьера И. Умерова временно был назначен Ф. Халилов. Но ввиду состояния своего здоровья Ф. Халилов согласился работать на этой должности не более месяца и за это время Меджлису нужно было дать свою кандидатуру. Проходят месяцы, но Меджлисом никакая кандидатура не предлагается. После настойчивых просьб Халилова освободить от должности на одном из заседаний Меджлиса я предлагаю на обсуждение выдвинутую мной кандидатуру. Большинство не поддерживает, но и не предлагает свои кандидатуры. Еще через несколько дней Халилов уведомляет, что вынужден выехать через день на лечение в Москву и если нет другой кандидатуры, то он предлагает на свое место Н. Алиева. Срочно связываюсь с И. Умеровым, О. Адамановым и некоторыми другими, знающими Н. Алиева, чтобы узнать их мнение. Никто не возражает, и Н. Алиев назначается на должность начальника УКСа. Но тут же среди некоторых членов Меджлиса, в первую очередь со стороны «фракции ОКНД»» стало распространяться возмущение по поводу того, что Председатель Меджлиса не считается с мнением Меджлиса, не считается с принципами демократии, устраивает везде «своих людей», хотя на самом деле с Н. Алиевым я впервые познакомился лишь спустя около двух месяцев после его назначения на эту должность. 

Если даже в подобной ситуации Председатель Меджлиса не может принимать волевые решения, то зачем тогда вообще нужен Меджлису председатель? 

В начале июня 1997 г. произошла очередная смена правительства Крыма, А. Демиденко на посту премьер-министра заменил А. Франчук, и Меджлису необходимо было решить вопрос о кандидатурах на должности вице-премьера, председателя Рескомнаца, министра социальной защиты и некоторых заместителей в новом правительстве. Причем на выдвижение кандидатуры вице-премьера отводилось всего несколько часов, т. к. на следующее утро уже надо было сообщить фамилию. Срочно, собрали президиум Меджлиса и большинством голосов на этом посту решили заменить И. Умерова на Л. Арифова. 

Для определения кандидатуры на должность председателя Рескомнаца, министра социальной защиты было предоставлено несколько дней и у нас было больше возможностей для обсуждения. 

Выбранная ранее Меджлисом группа по подбору кадров во главе с Ремзи Аблаевым предложила на должность председателя Рескомнаца кандидатуру Э. Гафарова. Поскольку Рескомнац должен курироваться вице-премьером Л. Арифовым, то я решил в первую очередь узнать его мнение Арифов в свою очередь предложил 3. Халикова, но я возразил против этой кандидатуры, поскольку в бытность начальника УКСа он наделал много ошибок и, кроме того, когда столкнулся с некоторыми трудностями, без всякого согласования с Меджлисом ушел с работы. Я высказал также мнение, что было бы целесообразнее, если бы на этой должности был не член Меджлиса Л. Арифов ответил, что поговорит с Э. Гафаровым и даст ответ. 

Он действительно поговорил с ним, и в заключение беседы сказал, что возражений против его кандидатуры не имеет. Потом почему-то Э. Гафарова пригласили в ОКНД, где с ним беседовали до глубокой ночи. Там, тоже в конечном счете, сказали, что поддержат его кандидатуру на заседании Меджлиса и даже заранее поздравили его с должностью. 

Но на следующее утро, за несколько минут до заседания Меджлиса, Л. Арифов зашел в мой кабинет и сказал, что на голосование будет ставить кандидатуры Э. Гафарова и 3. Халикова, а сам он поддерживает 3. Халикова. На заседании Меджлиса, уже в присутствии самого 3. Халикова, я повторил свои доводы против его кандидатуры, но большинством голосов он был предложен на должность председателя Рескомнаца. Позднее выясняется, что после ухода Э. Гафарова из здания ОКНД всю ночь происходят интенсивные телефонные разговоры между членами «фракции ОКНД» и некоторыми другими членами Меджлиса. Договариваются на счет того, чтобы завтра на заседании Меджлиса голосовать за кандидатуру 3. Халикова, так как Э. Гафаров, по мнению Л. Арифова, является «человеком Мустафы», а посему он будет считаться только с решениями Председателя Меджлиса. 

Вообще, у нас сложилась такая интересная ситуация. Когда нужно делать какую-то работу, то в Меджлисе никого не найдешь, все заняты своими делами. Некоторые не появляются в Меджлисе месяцами. Но их активность резко возрастает, как только вопрос касается каких-либо назначений и скандальных «разборок». Тут могут не спать ночами, чтобы собраться и договориться по поводу того, как будут голосовать. 

Но самым странным и настораживающим был аргумент Л. Арифова против кандидатуры Э. Гафарова. Стало ясно, что он поставил себе целью собрать вокруг себя людей, настроенных против Председателя Меджлиса. Но с какой именно целью, пока не было понятно. 

Интересная ситуация сложилась и при определении кандидатуры на должность министра социальной защиты. На тайное голосование были поставлены три кандидатуры Э. Эннанова, который возглавлял это министерство в прежнем правительстве, члена Меджлиса Х. Куртбединова и депутата Р. Кенже. Из 28 членов Меджлиса, участвовавших в голосовании, по девять голосов было подано за Э. Эннанова и Х. Куртбединова, три голоса за Р. Кенже, а в семи бюллетенях были зачеркнуты все три фамилии. Поскольку ни один не набрал необходимого большинства, то право выбора между набравшими по девять голосов Э. Эннановым и Х. Куртбединовым было решено предоставить Председателю Меджлиса. Опять же, руководствуясь соображением, что членам Меджлиса лучше не быть в правительстве, я остановился на кандидатуре Э. Эннанова. 

Против его кандидатуры резко возражала Л. Буджурова, и через некоторое время, после утверждения Эннанова в должности министра, она вновь возобновила кампанию против Э. Эннанова по телевидению. Теперь он обвинялся не только в том, что у него хороший дом, но еще в том, что в свое село он умудрился провести природный газ, хотя этот газ, как известно, проводили вовсе не за счет средств для депортированных. 

Я не собираюсь здесь идеализировать Э. Эннанова и мне о его недостатках, может быть, известно больше, чем Буджуровой. Но что же получится, если мы все время будем копаться в недостатках друг друга? 

Впрочем, правдолюбие нашей журналистки и редактора газеты «Авдет» просыпается далеко не всегда. Все зависит от ее личных пристрастий. 

Приведу такой недавний пример. После начала раскола в Меджлисе члены партии «Адалет», поняв, что в этом есть определенная роль и председателя их партии С. Керимова, обратились к нему за разъяснением своего поведения. Они напомнили ему, что создавали партию для оказания необходимой поддержки Меджлису и национальному движению, а не для его раскопа. На предложение С. Керимова всем, кто не согласен с его линией, выйти из партии, те ответили, что из партии они не выйдут, но в ближайшие дни на съезде рассмотрят вопрос о председателе партии. 

Итог знаете, вероятно, из газет месяц назад, 16 ноября, прошел съезд партии «Адалет», Керимов был освобожден с поста председателя, и на его место пришел другой человек. 

Разозленный на своих товарищей по партии, С Керимов выступил с заявлением, где содержались грубые оскорбления и измышления как против своих однопартийцев, так и против Меджлиса, в затем опубликовал свое заявление в известной своей ненавистью к крымским татарам шовинистической газете «Крымское время». На следующий день Керимов дает этой же газете и насквозь лживое интервью. Были в этом интервью и несколько слов, связанных с редактируемой Л. Буджуровой газетой «Авдет». Утверждалось, что после того, как в «Авдете» начались печататься правдивые и разоблачительные статьи, со стороны Фонда «Крым» началось массированное давление на газету, что ей «связали руки», не дают бумагу, персоналу не выдают зарплату и т. п. 

Я немедленно вызвал к себе директора Фонда «Крым» и потребовал объяснить, что за репрессии он обрушил на газету «Авдет». Оказалось, что С. Керимов очень примитивно и беззастенчиво лжет. Бумаги у газеты хватает еще на полгода, зарплата вы дается вовремя, газета продолжает свою работу в здании и пользуется оргтехникой, приобретенной Фондом «Крым», остаются у редактора фондовский автомобиль, ее шофер и телохранитель, получающие в Фонде зарплату. 

Теперь ждем, как же отреагирует на ложь С. Керимова наша правдолюбивая и принципиальная Л. Буджурова, хотя бы по части его утверждений насчет газеты «Авдет». 

Через три дня выходит номер этой «связанной по рукам» газеты «Авдет», но по поводу лжи С. Керимова ни слова. Наоборот, на первой странице газеты фотография С. Керимова и хвалебная о нем статья Л. Буджуровой. В постскриптуме статьи помещена также интригующая информация о том, что будто бы уже собираются убить этого героя. 

Поскольку и до, и после этой статьи в газете «Авдет» публиковалось довольно много лживых и направленных на раскол Меджлиса статей, то настоящее давление со стороны соотечественников стал испытывать Фонд «Крым». Посыпались вопросы: это газета Меджлиса или лично Буджуровой? Почему Фонд «Крым» не предпринимает никаких мер? Почему расходы этих лжецов должен покрывать Фонд «Крым»? и т. п. 

Но Фонд все же решил не предпринимать никаких шагов до принятия по этому вопросу решения Курултаем. 

Определенную роль в обострении разногласии в Меджлисе сыграла и несогласованность действий части нашей депутатской фракции в ВС Крыма, в первую очередь ее бывшего председателя Л. Арифова с Меджлисом или хотя бы с его председателем. 

Как известно, в ВС Крыма у нас, можно сказать, среди соперничающих между собой различных фракций, практически нет друзей. Есть враги открытые, которые чаще всех допускают шовинистические и фашистские выступления против крымских татар, есть более или менее скрытые, которые, как правило, не высказывают открыто своей ненависти к крымским татарам, но умело блокируют любые проекты решений в защиту наших прав. О каком-либо прочном союзе нашей фракции с иными фракциями, преследующими свои политические и экономические интересы, в этом парламенте, конечно, не может быть и речи. Для нас целесообразно стремиться к поддержанию там некоего равновесия сил, потому что только в этом случае иногда удается отстоять кое-какие свои права. 

Но существует еще и так называемый «человеческий фактор» Некоторые наши депутаты, в силу каких-то обстоятельств, больше сближаются с депутатами одной фракции или у них складываются более обостренные отношения с другими. Это в некоторой степени отражается на сбалансированности принимаемых ими решений по поводу того» как голосовать в тех или иных случаях. 

Чтобы не было подобных перекосов, было решено, что все действия фракции по наиболее важным вопросам будут согласовываться с Меджлисом. В тех случаях, когда мнение председателя фракции Л. Арифова находило поддержку у Меджлиса, естественно, проблем не возникало Но было и такое, что Л. Арифов договаривался с какой либо фракцией о чем-то без согласия на то Меджлиса или будучи уверенным, что убедит Меджлис в своей правоте. Но Меджлис его же поддерживал, и договоренность нарушалась. Поняв, что главную роль в принятии решении играет Меджлис, руководители различных фракций ВС Крыма зачастую начали выходить для переговоров, минуя Л Арифова, напрямую к Председателю Меджлиса. Это обстоятельство начало раздражать нашего председателя фракции, хотя оснований для раздражения не было, потому что Председатель Меджлиса несет главную ответственность за политику как Меджлиса, так и фракции Курултая. 

Кроме того, у Председателя Меджлиса концентрируется более всесторонняя информация. Ему больше, чем кому-либо, приходится встречаться с различными политическими деятелями и деловыми людьми в Крыму, в Украине и за рубежом, с руководителями региональных и местных меджлисов, религиозных и общественных организаций крымских татар. Связи и переписка Меджлиса с различными международными организациями также проходят через его председателя. 

Поэтому руководителю нашей фракции не следовало пускаться в амбиции, а согласовывать свои действия с председателем. Вместо этого Л. Арифов заявил о своем уходе с должности руководителя фракции и начал концентрировать вокруг себя людей с различными интересами и амбициями, но, в основном, чем-то недовольных Председателем Меджлиса. 

Действия Л. Арифова после утверждения на должности вице-премьера, а также избранного по его предложению председателем Рескомнаца 3. Халикова стали в последнем месяце намного более откровенно раскольническими и вызывающими как к другой части членов Меджлиса, так и к его председателю. Если с предшественником 3. Халикова на посту председателя Рескомнаца О. Адамановым хотя и с большими трудностями, можно было совместно и согласованно решать какие-то проблемы то теперь это стало практически невозможно. Если раньше после ухода с должности начальника УКСа, 3. Халиков упорнее многих в Меджлисе отстаивал усиление роли избранного Меджлисом Наблюдательного Совета за распределением бюджетных средств в составе которого находится и сам то теперь Наблюдательный Совет полностью оттеснен от контроля. Принимаются лихорадочные меры и по «очищению» от «ненужных людей» в системе Рескомнаца если они подозреваются в том, что являются сторонниками Председателя Меджлиса. 

В начале августа этого года Л. Арифов, 3. Халиков не рассматривая уже вопрос на заседании Меджлиса и даже не уведомляя Председателя Меджлиса принимают решение о переводе рас четного счета УКСа Рескомнаца из банка «Имдат» в другой банк, а также об увольнении начальника УКСа Н. Алиева и назначении на его место другого человека. 

Поскольку это было грубым нарушением наших правил, а в случае с Н. Алиевым также нарушением трудового законодательства, то я потребовал рассмотрения вопроса на заседании Меджлиса. Но «устойчивое большинство» на заседании 13 сентября 1997 года проголосовала в поддержку этих произвольных решении новых начальников, причем руководствуясь очень интересными мотивами. Многие согласились с тем, что их действия противоречат решению Меджлиса по поводу счета УКСа от 1 марта 1997 года и правилам по выдвижению кадров но сочли необходимым утвердить произвольное решение Л. Арифова и 3. Халикова потому что в противном случае может быть подорван их авторитет в правительстве Крыма. 

В подобной обстановке разумеется, уже было невозможно работать. Я и другая часть членов Меджлиса твердо потребовали скорейшего созыва внеочередной сессии Курултая, а до сессии я решил воспользоваться своим отпуском. Наконец решение о созыве сессии Курултая было принято, а и.о. Председателя Меджлис стал Р. Чубаров. 

Но поскольку Р. Чубаров будучи одновременно зам председателя ВС Крыма не мог постоянно выполнять работу в Меджлисе, то он через две недели вынужден был сложить с себя полномочия и.о. Председателя Меджлиса а на эту должность по предложению Л. Арифова был избран управляющий делами Меджлиса Решат Аблаев. 

Но действия Решата Аблаева и его окружения лишь углубили и сделали необратимым раскол в рядах Меджлиса. 

Особенно деструктивными оказались их действия в преддверии предстоящих выборов. Еще в период двухнедельного исполнения Р. Чубаровым обязанностей Председателя Меджлиса Решат Аблаев вместе с членами Меджлиса С. Берберовым и Н. Селимовым были направлены в г. Донецк в качестве наблюдателей на состоявшийся там учредительный съезд «Мусульманской партии Украины». Но вопреки договоренности они приняли участие на этом съезде не как наблюдатели, а как делегаты-учредители причем двое из них С. Берберов и Н. Селимов, даже вступили в исполком этой партии. 

Через несколько дней на заседании Меджлиса подавляющим большинством голосов принимается решение об участии в выборах депутатов Верховной Рады Украины в блоке с Народным Рухом Украины но воздержавшиеся при голосовании Решат Аблаев и несколько его единомышленников разворачивают агитационную кампанию против Народного Руха и в пользу «Мусульманской партии», собирают подписи соотечественников в ее поддержку поскольку оказалось что двоих из этой компании включили в партийный список кандидатов в депутаты Верховной Рады Украины. Причем при сборе подписей в подавляющем большинстве случаев они дезинформировали соотечественников утверждая что это будто бы решение Меджлиса Конечно, им заведомо известно, что эта созданная в преддверии выборов и способствующая усилению раскола среди мусульман Украины партия не имеет никаких шансов пройти 4-процентный избирательный барьер и избрать своих депутатов. Но задача видимо заключается только в том чтобы по мере возможности воспрепятствовать избранию в парламент Украины включенных в список Народного Руха кандидатов от крымских татар, которые им лично не нравятся. 

В последние месяцы служебные кабинеты Л. Арифова и 3. Халикова в Совмине Крыма практически стали штаб-квартирами, где собирается сколоченная ими оппозиция отнюдь не для решения социальных проблем наших соотечественников а для разработок планов, комбинации и интриг с целью укрепления своей позиции в Меджлисе, во фракции Курултая в ВС Крыма и попыток дискредитации других членов Меджлиса в этих же кабинетах родились позорное «обращение 16-ти а затем и проект гнусного «обращения», которое планировалось принять и опубликовать от имени собрания ветеранов национального движения 7 декабря 1997 г. Кстати до самой последней минуты передачи в печать выходящего 8 декабря номера газеты «Авдет» сохранялось место для этого заготовленного обращен я в надежде что оно будет одобрено на собрании ветеранов. Но поскольку подготовленный спектакль обернулся совсем иначе, то отведенное в газете место пришлось заполнить портретом и «заявлением» составленным в духе «обращения 16-ти» от имени Э. Муединова который был отстранен Ревизионной комиссией Курултая от должности председателя за склочничество и раскольнические действия. 

Наконец, несколько слов по поводу «обращения 16-ти», которое после известного «обращения 17-ти» в 1967 г., возможно вызвало наибольший резонанс среди крымскотатарской общественности. Во-первых, я хотел бы сказать не по содержанию, а по поводу допустимости вообще такой формы полемики между избранными Курултаем членами Меджлиса крымскотатарского народа по вызывающим разногласия вопросам. Допустим что все написанное в этом обращении соответствует действительности и что на самом деле, как утверждается в обращении некоторые члены Меджлиса и даже сам председатель занялись укрывательством расхитителей каких-то сумм бюджетных денег. Но разве для этого нет соответствующих органов и кто же дает право кому-то ради каких то денег подвергать угрозе и наносить ущерб главному нашему богатству — нашему национальному единству, которое собственно, и привело нас на свою землю. 

Что мешало этим 16-ти настоять на немедленном созыве вне очередной сессии Курултая и поговорить там о так их якобы волнующих, «народных деньгах? Другое дело если бы Председатель Меджлиса препятствовал созыву Курултая хотя и в этом случае в нашем регламенте предусмотрен выход — надо убедить и собрать подписи всего одной трети делегатов Курултая даже если Председатель Меджлиса будет очень сопротивляться. Но ведь было как раз наоборот. Именно председатель еще 18 февраля настаивал на созыве Курултая а все эти 16 дружно голосовали против. 

13 сентября наконец председателю удается убедить большинство и начинается подготовка к Курултаю. Остается до его созыва всего 3 недели и вдруг, подобное обращение. Почему же не терпелось еще 3 недели чтобы все высказать непосредственно самим делегатам? 

Как объясняла Л. Буджурова на конференции Бахчисарайского регионального меджлиса 13 декабря, то есть неделю назад поводом и причиной «обращения 16-ти» послужило то, что Председатель Меджлиса разъезжал по районам Крыма вел свою пропаганду и агитировал против своей оппозиции, а вот у них возможностей разъезжать, бензина и времени не было, вот поэтому решили обратиться через печать. Комментировать эти смехотворные доводы вряд ли стоит поскольку у той «команды» было намного больше возможностей для разъездов чем у председателя. Хочу сказать только о том, что я действительно после выхода в отпуск провел около 25 собраний с соотечественниками во всех районах Крыма. Все эти собрания от начала до конца записаны на магнитофонную пленку. Здесь находятся десятки делегатов Курултая, которые также присутствовали на этих собраниях и могут подтвердить, что ни на одном из них мною не было сказано ни одного слова против каких то групп или конкретных лиц в Меджлисе. Наоборот я пытался рассеять распространившиеся слухи, что Меджлис раскололся убедить что основании для истеричных заявлении о том что «Меджлис идет ко дну» нет а есть только обычная для подобных органов борьба различных мнений и что все будет расставлено на свои места предстоящей сессией Курултая. 

В этой пропаганде вы усмотрели для себя опасность? Я надеюсь что Курултай даст адекватную оценку этой выходке «16-ти» и нейтрализует хоть в какой то мере тот ущерб и позор который они нанесли единству нации и его высшему представительному органу. 

В заключение я хотел бы повторить, в принципе то с чего начал свой доклад. 

Безусловно что нормальное и плодотворное функционирование любого органа в первую очередь зависит от нравственных деловых интеллектуальных и чисто человеческих качеств людей которые работают в этом органе от подлинных целей и намерении которыми эти люди руководствуются. Но все же немалое значение имеет и система норм и правил регулирующих деятельность этого органа. Я полагаю что можно было бы избежать этого кризиса или по крайней мере не допустить его до нынешнего уровня при наличии нижеследующих положении которые в той или иной редакции предлагаю внести в регламент Курултая и Положение о Меджлисе крымскотатарского народа: 

— предоставить право Председателю Меджлиса при избрании состава Меджлиса на сессии Курултая отводить без обсуждения до 10% от выдвинутых кандидатов; 

— предоставить Председателю Меджлиса право на вето по наиболее важным политическим кадровым и социальным вопросам которое может быть преодолено на следующем заседании Меджлиса, если за решение проголосует не менее 2/3 его состава; 

— предоставить Председателю Меджлиса право создавать исполнительные и консультативные комиссии в объеме прав и полномочий предусмотренных Курултаем; 

— предоставить Председателю Меджлиса право созывать вне очередные сессии Курултая, если его решение будет поддержано не менее чем 1/3 состава Меджлиса. 

Эти предложения я выдвигаю независимо от того каков будут следующий состав Меджлиса и кто будет его председателем. В предлагаемых поправках и дополнениях несколько усиливаются полномочия Председателя Меджлиса но особых опасении что у нас может установиться авторитарная система по моему не должно быть так как в регламенте уже существует механизм быстрого созыва внеочередной сессии Курултая. 

Уважаемые делегаты Курултая! 

Выслушав еще несколько докладов прения и ответы на интересующие вас вопросы вам предстоит принять довольно важное решение. Можно без всякого преувеличения сказать, что сейчас на вас обращено внимание всего нашего народа внимание многих служб информационных агентств политиков и аналитиков в Крыму в Украине и за ее пределами. Кто-то злорадствует и надеется, что с единством нашего народа будет покончено. Но я уверен что решения наши будут направлены на восстановление единого и эффективно действующего Меджлиса на укрепление единства нашего народа. 


КРИЗИС В МЕДЖЛИСЕ

Содоклад Л. Арифова к отчетному докладу Председателя Меджлиса М. Джемилева за период с июля 1996 г. по декабрь 1997 г.

(Газета «Авдет» от 31 декабря 1997 года)

Уважаемые делегаты, отчетный период составляет 1,5 года - это время работы Меджлиса, сформированного 1-й сессией III Курултая крымскотатарского народа. С самого начала наметилось противостояние между большинством членов Меджлиса и его Председателем по оценке целесообразности и эффективности расходования через коммерческий "Имдат-банк" бюджетных средств, выделяемых на Программу возвращения и обустройства крымских татар. В этом вопросе Председатель имел поддержку примерно трети состава Меджлиса. Со временем противостояние углубилось, перекинувшись на другие сферы и, в первую очередь, на кадровые назначения. Все четче обозначились и новые черты в стиле и методах руководства Меджлисом. Если мнение Председателя расходилось с мнением большинства членов Меджлиса, то он отказывался подписать решение Меджлиса, отказывался выполнять их и, более того, предпринимал действия вопреки и в разрез с решением Меджлиса. Упорно и настойчиво Председатель пытался внедрить авторитарный стиль руководством Меджлиса. Все больше исчезал дух демократизма и коллегиальности. Именно это является основной причиной глубокого кризиса, в который переросло первоначальное, казалось, не столь уже и принципиальное противостояние. 

Бывали случаи и раньше, в прошлом составе Меджлиса, когда по некоторым политическим и организационным вопросам мнение Председателя не совпадало с мнением большинства. Это - естественное, нормальное состояние любого коллегиального органа, каковым является Меджлис. И никогда раньше такие случаи никем не воспринимались как недоверие к Председателю. Более того, именно эти случаи являлись по существу, и воспринимались членами Меджлиса (и самим Председателем), как свидетельство свободного выражения мнения каждым членом Меджлиса. Решение, принимаемое большинством, являлось обязательным для каждого члена Меджлиса, включая и Председателя. Председатель должен был подписать (и подписывал!) решение большинства членов Меджлиса, должен был приводить в действие (и приводил в действие!) решение Меджлиса. 

Что же случилось на этот раз, и почему, казалось бы, незначительный в масштабах национального движения вопрос о переводе расчетного счета УКСа Рескомнаца из "Имдат-банка" в другой перерос в общенациональный? Председателю пришлось пойти на шаг, последствия которого трудно предугадать, а именно, попытаться извратить саму сущность представительного органа крымских татар - превратить его из коллегиального органа в авторитарный. Почему? На протяжении полутора лет Мустафа Джемилев упорно и настойчиво, вопреки принятому и трижды подтвержденному впоследствии большинством Меджлиса решению, продолжал совершать конкретные действия по сохранению расчетного счета УКСа в Имдат-банке. Почему? Почему Председатель из-за не столь уж принципиального вопроса рискнул ввергнуть Меджлис в глубокий кризис и спровоцировал созыв внеочередной сессии Курултая с одной единственной целью: добиться нового послушного состава членов Меджлиса. 

Ответ заключается в личной заинтересованности председателя в двух хозяйственно-финансовых структурах - общественной организации "Фонд Крым" и Крымском коммерческом банке "Имдат-банк" (ныне "Крым-юрт"). В первой - Фонде Крым - он является Президентом. (Генеральный директор Фонда - Риза Шевкиев). Вторую структуру он фактически контролирует будучи основным учредителем "Имдат-банка". Именно через эти две структуры выводятся крупные суммы денег из бюджетных средств, направленных на обустройство крымских татар, и застревают в чьих-то карманах. 

Обеспокоенные имеющейся информацией о незаконном отвлечении части бюджетных средств на обслуживание финансовых проблем Имдат-банка, члены Меджлиса впервые подняли вопрос на закрытом заседании Президиума Меджлиса 26 июля прошлого 19% года. 

Инициировал его И. Умеров, бывший в то время вице-премьер-министром. Следует обратить внимание на два обстоятельства, которые с самого начала и в последующем были характерны для обсуждения всего, что касалось "Имдат-банка". Первое. Сознавая свою ответственность, члены Меджлиса стремились проводить обсуждение и принятие решения по данному вопросу в закрытом режиме. И только позже логика событий вывела его за стены Меджлиса. Это обстоятельство должны помнить в первую очередь те, которые выдвигают совсем уж абсурдные аргументы о влиянии спецслужб или желании некоторых членов Меджлиса "выносить сор из избы". 

Второе обстоятельство. Председатель сразу же занял позицию, стремясь вывести вопрос об "Имдат-банке" или Фонде "Крым" из-под контроля Меджлиса. В действительности они никогда и не были под контролем Меджлиса. Но усилиями нескольких членов Меджлиса и некоторых заинтересованных людей постепенно в последние годы сложилось общественное мнение, будто бы эти хозяйственно-финансовые структуры подконтрольны Меджлису, ему подчинены или даже являются его структурами. Этот миф приобрел широкое хождение как среди крымских татар, так и во внешней среде. Парадоксальность ситуации заключается и в том, что многие члены Меджлиса также оказались в плену этого мифа и под влиянием просочившихся слухов о финансовых махинациях попытались реализовать свой якобы существующий контроль над "Имдат-банком". Но встретили ожесточенную реакцию Председателя, который, пользуясь любыми поводами и предлогами, пытался оттянуть обсуждение вопроса об "Имдат-банке", а когда решение все-таки было принято, всячески его саботировал. 

В течение месяца на трех заседаниях Президиума Меджлиса неизменно ставился вопрос об "Имдат-банке", но решение о созыве Меджлиса так и не было принято. Тогда 15 членов Меджлиса подали заявление с требованием созвать 17 августа 1996 года внеочередное закрытое заседание Меджлиса. По положению Председатель обязан созывать Меджлис в случае требования не менее трети (т. е. одиннадцати) членов Меджлиса. Закрытое заседание Меджлиса состоялось 24 августа 1996 года. М. Джемилев отказался председательствовать на этом заседании и подписать принятое большинством членов постановление Меджлиса. Ниже приводится выписка из указанного постановления. 

"1. Рекомендовать Госкомнацу Автономной Республики Крым в 10 дневный срок перевести расчетный счет УКСа Госкомнаца из ККБ "Имдат-банк" в один из банков, имеющих право производить операции по бюджетным средствам. 

2.... принять меры по возвращению на расчетный счет УКСа Госкомнаца денежных средств, необоснованно изъятых в 1995-1996 гг. и использованных не по целевому назначению. 

3. За причиненный ущерб интересам крымскотатарского народа предложить бывшему члену Меджлиса крымскотатарского народа, депутату ВС Крыма Кенже Решату, в соответствии с взятыми им обязательствами, сложить депутатские полномочия". 

На следующем заседании Меджлиса (7-8 сентября 1996г.) Председатель Меджлиса инициировал ревизию Постановления Меджлиса от 24 августа. В результате длительной и острой дискуссии была создана рабочая группа из членов Меджлиса, которой было поручено подготовить Меджлису проект решения. Рабочая группа ознакомилась с состоянием дел в "Имдат-банке" (в том числе использовала официальную справку об "Имдат-банке", его учредителях и учредительном фонде, представленную председателем правления банка); с документально додтвержденными фактами отвлечения крупных денежных средств со счета УКСа на покрытие финансовых "дыр" "Имдат-банка" (термин, употреблявшийся самими банкирами); с уставными документами ОО "Фонд Крым"; провела беседы с председателями правления банка и совета банка, с генеральным директором Фонда Крым; проанализировала собранные ею данные и пришла к выводам, под которыми подписались все члены рабочей группы и председатель Ревизионной комиссии Курултая. (Надо отметить, что председатель Ревизионной комиссии Курултая принимал участие во всех мероприятиях, предпринимаемых рабочей группой). 

Факты хищения и нецелевого использования бюджетных средств посредством Фонда Крым и "Имдат-банка" подтвердились. Только по трем эпизодам долг перед УКСом на 1-е января 1997 года составлял 1 миллион 770. 063 гривны 50 копеек. На сегодняшний день этот долг за счет индексации на инфляцию перевалил за 2 миллиона гривен. И это только часть. Имеются и другие эпизоды. 

Особенно возмутительным, ярко демонстрирующим весь цинизм и безнравственность руководителей Фонда Крым, является эпизод, связанный с выделением из бюджета средств для выдачи денежной помощи остро нуждающимся индивидуальным застройщикам. Еще в августе 1995 года УКС перевел на счет Фонда Крым в "Имдат-банке" 800 тысяч грн., которые согласно договору УКСа с Фондом Крым должны были быть розданы Фондом Крым индивидуальным застройщикам по специальным спискам, составлявшимся по всем районам и городам Автономной Республики Крым. Финансовая защищенность договора гарантирована "Имдат-банком". Однако большая часть денег Фондом Крым была направлена на совершенно другие собственные цели. Более пятисот семей крымских татар до сих пор, спустя два с лишним года, не получили этих денег. Долг Фонда Крым по данному эпизоду на 1-е января 1997 года составлял 866719 грн. На сегодняшний день он превышает один миллион гривен. 

Отвечая на вопрос каким образом столь крупные бюджетные денежные суммы могли быть отвлечены от их целевого назначения, и анализируя имеющиеся данные, рабочая группа Меджлиса сделала вывод о том, что был создан специальный инструмент, двумя составляющими которого являются "Имдат-банк", с одной стороны, и кадры в УКСе и Рескомнаце, с другой. 

В банке открываются расчетные счета физических лиц и различных фирм, в том числе и фирм учредителей банка, или контролируемых учредителями банка. При необходимости счета открываются даже в нарушение "Правил о порядке открытия расчетных текущих и бюджетных счетов в учреждениях банков" (Постановление Правления Национального Банка Украины №117 от 31. 10. 93г.). Расчетный счёт УКСа находится в "Имдат-банке". Схема финансовых операций в большинстве случаев достаточно простая: оказав давление на должностных лиц УКСа Рескомнаца добиваются заключения договора с одной из контролируемых фирм на производство каких-либо работ или оказание услуг и перевода денег со счета УКСа на счет этой фирмы согласно договора. С этого момента деньги в нарушение договора расходятся не по целевому назначению на различные счета в этом же банке по внутренним банковским распоряжениям, либо по распоряжениям контролируемых банком фирм. 

Суть механизма состоит в том, что одни и те же лица (не Меджлис, а именно одно или несколько лиц) контролируют хозяйственно-финансовые структуры Фонда Крым и "Имдат-банка" и влияют на кадры в УКСе и Рескомнаце. Узловым моментом является расчетный счет УКСа, помещенный в "Имдат-банке". Все это и создало благоприятные условия для хищений и финансовых махинаций с бюджетными средствами, направленными на Программу возвращения и обустройства крымских татар. Вот цитата из интервью М. Джемилева "Голосу Крыма" (№ 47, 28.11.97г.): "Другая точка зрения по вопросу о банке, которой придерживаюсь и я, сводится к тому, что дело ведь не в самом банке, а в людях, которые там работают, и в чиновниках, которые подписывают распоряжения о распределении средств". Здесь М. Джемилев в точности формулирует тот самый инструмент с двумя составляющими - банк и Фонд Крым, с одной стороны, и должностные лица в УКСе, с другой, - с помощью которого изымались деньги из бюджета. Если бы при этом М. Джемилев был посторонним человеком, делающим выводы из своих наблюдений, но ведь он имеет самое прямое отношение к этому инструменту. Именно он - Президент Фонда Крым и основной соучредитель Имдат-банка, он сам и от его имени, прикрываясь Меджлисом, пробивали решение правительства об открытии расчетного счета УКСа в Имдат-банке. А о его влиянии на должностных лиц еще будет сказано. Именно М. Джемилев, будучи Президентом Фонда Крым на два года и четыре месяца задержал выплату помощи остро нуждающимся индивидуальным застройщикам-крымским татарам, и неизвестно, когда эти деньги будут им возвращены. 

Что же такое Имдат-банк? С самого начала некоторые лица, в том числе и председатель Меджлиса, настойчиво внушают мысль, что это - народный банк, или национальный банк крымских татар. Опять же чьими-то усилиями эта мысль стала достоянием общественности. Широкое хождение мифа о крымскотатарском национальном "Имдат-банке" выгодно и удобно для тех, которые и создали благоприятные условия для манипулирования бюджетными средствами. Даже в официальных письмах высокопоставленных чиновников используется этот миф и утверждается будто бы "Имдат-банк" находится под контролем Меджлиса и фракции "Курултай" Верховного Совета Крыма. Никогда фракция "Курултай" не контролировала и не могла контролировать "Имдат-банк". Ни на одном заседании фракции, ни одного решения по "Имдат-банку" фракция "Курултай" не принимала, да и не могла принимать за все время существования фракции. 

Утверждения о том, что "Имдат-банк" - это национальный или народный банк крымских татар - ложное утверждение. "Имдат-банк" является частным коммерческим банком. Таких банков десятки в Крыму и на Украине. Он является собственностью его учредителей, т. е. собственностью нескольких частных фирм, за которыми стоят несколько конкретных физических лиц, крымских татар по национальности. Одним из учредителей его является Фонд Крым (30% учредительного фонда банка). Тот факт, что учредителями является группа предпринимателей крымскотатарской национальности, ни в коей мере не делает его национальным банком так же, как еврейская национальность собственника какого-либо другого коммерческого банка не делает тот банк национальным еврейским банком. И как любой частный коммерческий банк "Имдат-банк" совершает и будет совершать финансовые операции в пользу и в интересах своих собственников, и в первую очередь в интересах своих собственников. Вот - яркий иллюстрирующий пример. За период января-мая 1996 года "Имдат-банк" предоставил УКСу кредиты, оформив их через межбанковские кредиты между банками "Крым-кредит" и "Имдат-банк". "Имдат-банк" перечислил "Крым-кредиту" в счет процентов за кредиты сумму 54 тыс. 610 грн. 66 коп., УКС же перечислил "Имдат-банку" в счет процентов за кредиты сумму 205 тыс. 278 грн. 27 коп. Таким образом, разница в сумме 150 тыс. 667 грн. 61 коп. составила прибыль "Имдат-банка", а бюджет эту сумму соответственно потерял. Прибыль "Имдат-банка" почти в три раза превзошла прибыль "Крым-кредита". С юридической точки зрения операция абсолютно законная, а по сути - грабительская. Причем грабит крымских татар в данной операции "Имдат-банк", а не "Крым-кредит". 

Миф о национальном "Имдат-банке" понадобился для того, чтобы Меджлис и интересы крымских татар превратить в "политическую крышу", в тени которой удобней совершать те "сделки", которые уже совершены и еще будут пытаться совершать недобросовестные предприниматели. 

Коммерческий банк "Имдат-банк" зарегистрирован Национальным банком Украины 20 января 1994 года. На 14 ноября 1996 года его основными учредителями являлись: Фонд Крым (30, 69%), малое частное предприятие "Торше" (22, 48%), малое совместное предприятие "РЭД" (28, 05%), частная фирма "Синан" (9, 32%) и кооператив "Оазис" (7, 70%). Прикрываясь интересами крымских татар, учредителям удалось в середине того же 1994 года добиться распоряжения исполняющего обязанности Премьер-министра Украины Е. Звягильского о проводке бюджетных средств на Программу возвращения и обустройства крымских татар через "Имдат-банк". 

Инструмент был создан и начались продуманные операции по отвлечению денег из бюджета в интересах учредителей банка. Последняя операция по не целевому использованию денег начатая 7-го августа 1996 года закончилась 5 ноября 1997 года снятием со счета УКСа 89 тыс. грн. 

Кстати об этих 89 тыс. гривен. М. Джемилев счел возможным в том же интервью газете "Голос Крыма" ответить только на этот эпизод. Цитата: "... я специально разбирался в этом инциденте, поскольку речь шла о предполагаемом нарушении уже новым руководством банка. Выяснилось, что списание было вполне законным..." Плохо разобрался М. Джемилев в этом инциденте, ибо банк не выполнил свое обязательство перед держателями счетов, 7-го августа 1996 года "Имдат-банк" предоставил кредит УКСу в объеме 89 тыс. грн., на следующей день 8-го августа УКС поручил банку перевести всю эту сумму на счет фирмы "Торше", обозначив цель - предоплата за поставку кабеля, согласно договора № 2 от 7-го августа 1996 года. Банк обязан был проконтролировать, чтобы фирма "Торше" использовала эти деньги в соответствии с обозначенной целью. Вместо этого распоряжением председателя правления банка А. Галагана тридцать две тысячи гривен из этой суммы были сняты со счета "Торше" на погашение долгов этой фирмы за кредиты от 15.12.95г. и 18.12.95г. 7. 496 гривен переведены на счет самого банка в качестве процентов за кредит с декабря 1995 года по июнь 1996 года, а 49. 500 гривен перечислено на счет фирмы "РЭД" по распоряжению "Торше" в качестве временной финансовой помощи. 

Меджлис вернулся к обсуждению вопроса о переводе счета УКСа 8-го февраля 1997 года. После длительной и острой дискуссии по материалам, представленным рабочей группой Меджлиса, было принято решение: "Перевести расчетный счет УКСа Госкомнаца из "Имдат-банка" в один из банков, уполномоченных Национальным банком Украины". За это решение проголосовали 18 членов Меджлиса, "против" -11. Таким образом, 8-го февраля 1997 года Меджлис подтвердил свое решение от 24 февраля 1996 года. 

Уже через десять дней Председатель Меджлиса на Президиуме вновь проинициировал ревизию Меджлиса и одновременно заявил о своем намерении фактически уйти в отставку, оформив ее в виде длительного отпуска до очередной сессии Курултая. Через несколько дней, 22-го февраля 1997 года состоялось новое заседание Меджлиса, на котором снова большинством Меджлиса подтверждено решение о переводе расчетного счета УКСа. Одновременно Меджлис принял к сведению заявление Председателя о так называемом отпуске и назначил следующее заседание на 1-е марта 1997 года. На этом заседании Председателем был фактически предъявлен ультиматум Меджлису: либо Председатель уходит в отставку, либо Меджлис отменяет свое решение по "Имдат-банку". 

Это заседание весьма показательное. Оно свидетельствует, что никто из членов Меджлиса не желал, по крайней мере на тот период, ни отставки, ни ухода Председателя в длительный отпуск. И большинство членов Меджлиса не понимало истинных мотивов столь упорного противоборства Председателя с большинством Меджлиса из-за счета УКСа в Имдат-банке. Поэтому Меджлис принял "соломоново" решение: 

"3. Рекомендовать УКСу Госкомнаца не предпринимать в течение месяца (с 1 по 31 марта 1997 года) действий по закрытию расчетного счета в "Имдат-банке" при условии, что со стороны "Имдат-банка" за этот период не будут допущены финансовые злоупотребления. 

4. Рекомендовать Председателю Меджлиса М. Джемилеву отложить рассмотрение его заявления от 18. 02. 97г." 

Мораторий, наложенный Меджлисом на свое решение, затянулся на три месяца до июня 1997 года, когда происходили изменения в правительстве Крыма. Все это время Меджлис не возвращался к вопросу об "Имдат-банке". Но Председатель не бездействовал. Именно в марте им были организованы от первых лиц Крыма письма в Кабинет Министров Украины, министру финансов Украины и Председателю государственной налоговой администрации Украины в поддержку сохранения расчетного счета УКСа в "Имдат-банке". В ответ на них в мае 1997 года было получено письмо из министерства финансов Украины, которым министерство не возражало против продолжения обслуживания финансирования Программы возвращения и обустройства крымских татар "Имдат-банком". Это письмо дало основание "Имдат-банку" позже не выполнить поручения начальника УКСА о закрытии его расчетного счета. 

Между тем, противостояние Председателя большинству Меджлиса перекинулось и на сферу кадровых назначений. Вот несколько наиболее ярких случаев. 

1. В конце мая-начале июня этого года ситуация в Верховном Совете Крыма и правительстве созрела для формирования нового состава правительства. 8 июня 1997 года на заседании Меджлиса обсуждались кандидатуры на замещение должностей председателей Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан, Республиканского комитета по жилищно-коммунальному хозяйству и министра труда и социальной защиты. После обсуждения кандидатур тайным голосованием было принято решение кандидатуру З. Халикова рекомендовать фракции "Курултай" на должность председателя Рескомнаца. Он получил 17 голосов "за", "против" -11. Альтернативная кандидатура Э. Гафарова не набрала нужного количества голосов. Председателю такое решение не понравилось, и на следующем Меджлисе 15-го июня он проинициировал повторное голосование. Меджлис тайным голосованием снова подтвердил свое прежнее решение. И тем не менее, не считаясь с решением большинства Меджлиса и в разрез с решением Меджлиса Председатель пытался в процессе переговоров в Верховном Совете Крыма протолкнуть именно кандидатуру Э. Гафарова. 

2. Несколько месяцев, с февраля по май 1997 года, политическая обстановка в Крыму была очень сложной. Развернулась борьба различных сил за изменение состава Президиума Верховного Совета Крыма, с одной стороны, и правительства Крыма, с другой. Напомню, что 7-го февраля состоялась отставка Председателя Верховного Совета Крыма В. Киселева, а 13-го февраля назначение на этот пост А. Гриценко. Тогда же фракции "Курултай" удалось получить четыре места в Президиуме для своих представителей. После смены руководящего состава Верховного Совета встал в очень острой форме вопрос об отставке прежнего правительства и назначении нового председателя Совета министров и нового состава Совета министров. Обстановка была крайне неоднозначной и многокомпонентной. Вступили в игру многие силы как в Крыму, так и в Киеве. Порой ситуация накалялась до потери управления. Частью депутатов использовались крайние методы, вплоть до голодовки под открытым небом в условиях зимы. 

Никто, наверное, не может отрицать, что депутатская фракция "Курултай", несмотря на свою малочисленность, занимала достойное место в Верховном Совете Крыма. А в период с лета 1996 года до весны 1997 года представляла собой достаточно значительную силу. Благодаря позиции именно нашей фракции правительство А. Демиденко сохранялось у власти в тот период. Именно в это время фракции удалось в таком составе Верховного Совета провести два законодательных акта: 26-го марта 1997 года - Постановление ВС Крыма "О признании недействительными и приостановлении действия некоторых решений Крымского областного Совета народных депутатов, его исполкома. Совета министров Крыма по вопросам расселения депортированных", 9-го апреля 1997 года - Постановления ВС Крыма "Об алфавите крымскотатарского языка". Оба они были проведены во исполнение поручений Курултая. 

В сложном переговорном процессе между фракциями ВС Крыма по вопросу формирования нового правительства в феврале-мае 1997 года непосредственное участие принимал и М. Джемилев. И не только через фракцию. Хотя фракция на каждом заседании Президиума Меджлиса и заседаниях Меджлиса подробно информировала о ситуации в Верховном Совете, и решения по ключевым моментам принимались либо на Президиуме, либо на заседаниях Меджлиса, Председатель Меджлиса вступал и в личные контакты с лидерами различных фракций Верховного Совета Крыма. И это нормально. Единственная просьба, которая неоднократно на Президиуме Меджлиса высказывалась заместителем председателя ВС Крыма Р. Чубаровым и лидером фракции Л. Арифовым, состояла в том, чтобы М. Джемилев на свои личные контакты с лидерами других фракций приглашал их, или одного из них. В противном случае терялась координация действий, совершенно необходимая в то исключительно сложное время. Однако выяснилось, что М. Джемилев вел с ними (лидерами "пророссийских фракций" Ю. Подкопаевым и В. Клычниковым, в частности) переговоры за спиной фракции, 15-го апреля 1997 года на Президиуме Меджлиса М. Джемилев совершенно неожиданно предложил вариант соглашения с оппозиционной нам стороной и с уже подписанными Ю. Подкопаевым и В. Клычниковым обязательствами. Этот вариант подрывал и наши позиции в Верховном Совете, и наши возможности участия в формировании правительства. А главное, не соответствовал реальной расстановке политических сил. В ситуации, когда Председатель Меджлиса может позволить себе вести сепаратные переговоры с оппозиционными фракциями, не ставя в известность фракцию "Курултай", руководить действиями фракции невозможно. Лидер фракции на этом же заседании Меджлиса заявил о сложении с себя полномочий председателя фракции "Курултай". 

Если сопоставить этот факт с решением Меджлиса по вопросу об "Имдат-банке" и письмами за подписью А. Демиденко в поддержку "Имдат-банка", организованными в этот же период, становится ясно, что интересы "Имдат-банка" для Председателя Меджлиса оказались выше общих интересов, связанных и с деятельностью фракции, и формированием состава правительства. 

3. Только желанием внедрить авторитарный режим в работу Меджлиса можно объяснить последующие действия Председателя внутри Меджлиса, по устранению неудобных ему лиц из руководящих органов Меджлиса - заместителей председателя, Президиума Меджлиса и руководителей отделов Меджлиса, 26-го июля 1997 года он объявил о ликвидации института заместителей Председателя, который он же ввел при поддержке большинства Меджлиса 6-го июня 1996 года. Понадобилось три заседания Меджлиса, чтобы после многократных переголосований сформировать новый состав Президиума. Прежняя структура Меджлиса была отменена, а новую так и не удалось сформировать из-за несовпадения мнения Председателя с мнением большинства. 

4. В таком важном вопросе, как участие крымскотатарского народа в выборах Верховной Рады Украины, М. Джемилев снова проявил себя как авторитарный лидер. Без согласования с Меджлисом он договорился об участии народа в выборной кампании вместе с РУХом Украины, и даже направил письмо в РУХ с указанием конкретных лиц для включения в список РУХа. После этого только данный вопрос был вынесен на заседание Меджлиса. 

Много сил, энергии и времени в отчетном периоде заняли внутренние проблемы Меджлиса. Только на обсуждение вопроса об "Имдат-банке" понадобилось восемь заседаний Меджлиса и шесть заседаний Президиума Меджлиса. Это главная, хотя и не единственная причина, по которой многие важнейшие для жизни нашего народа проблемы оказались в тени. Очень вяло, или вовсе не велась Меджлисом работа по таким определяющим законопроектам, как статус крымскотатарского народа в Украине, закон о коренных народах, представительство народа в законодательных и исполнительных ветвях власти в Украине и в Крыму, формах самоопределения народа, закон о реабилитации и др. С осени 1995 года по лето 1996 года по всем этим вопросам шла достаточно оживленная работа на всех уровнях. Однако предлагавшиеся проекты, а часть из них находится на стадии выхода в Верховой Раде Украины, не могут нас удовлетворить. Контроль над самим процессом их выработки потерян. Достаточно внимания уделялось вопросу о гражданстве наших соотечественников, однако приемлемого его решения нет. Многочисленные встречи с представителями международных организаций, круглые столы, семинары и прочие организационные мероприятия безусловно необходимы и вносят свой положительный вклад, поднимая процесс поиска решения на следующий уровень. Однако этого явно недостаточно. 

Практически не уделялось внимание анализу путей воссоединения народа. Естественное возвращение крымских татар на родину может затянуться на десятки лет. 

Несколько лучше обстоит дело в сфере образования. Открыто несколько новых школ с крымскотатарским языком обучения, число учащихся в них за этот год увеличилось вдвое, достигнув 2,5 тысяч. Есть надежда, что этот процесс выходит на государственный уровень решения. Наряду с уже указанным выше постановлением Верховного Совета Крыма "Об алфавите крымскотатарского языка" принято постановление Совета министров №260 от 26 августа 1997 года "О программе развития сети образовательных учреждений, классов с украинским, крымскотатарским языками обучения, школ и классов с двумя языками обучения" и Распоряжение Совета министров № 466-р от 20 октября 1997 года "О создании Республиканской межведомственной комиссии по координации и контролю за осуществлением перевода письменности крымскотатарского языка на латинскую графику". Для издания учебников и пособий на крымскотатарском языке привлечены средства международного Фонда "Возрождение". В этом году приняты и будут профинансированы проекты для издания школьных учебников и пособий двенадцати наименований. 

Уважаемые делегаты! Мы все до одного несем ответственность за сохранение важнейшего достижения национального движения - представительных органов крымскотатарского народа Курултая и избираемого им Меджлиса. Они являются в настоящее время жизнеобеспечивающими органами народа. Только на пути демократических форм их функционирования они способны принести благо нашему народу. 

Ленур АРИФОВ


ДОКЛАД ПРЕДСЕДАТЕЛЯ РЕВИЗИОННОЙ КОМИССИИ КУРУЛТАЯ ЭНВЕРА МУЕДИНОВА

(Газета «Авдет» от 31 декабря 1997 года)

Дорогие делегаты Курултая! 

В своей деятельности Ревизионная комиссия руководствовалась Положением о Ревизионной комиссии, утвержденной на Курултае. 

За отчетный период после I сессии III Курултая Ревизионная комиссия провела 12 заседаний, на которых всегда был кворум для принятия решений. 

За этот период Ревизионная комиссия рассмотрела около 20 заявлений. 

Суть многих заявлений сводится почти к одному оказать содействие в решении жилищной проблемы. Кроме этого, были заявления от жителей села Украинка о сомнениях, в результатах проведенных выборах председателя меджлиса села Украинка и заявления от делегатов Кировской региональной конференции о нарушениях при проведении конференции. 

По всем поступившим заявлениям проводились проверки, результаты проверок обсуждались на заседаниях Ревизионной комиссии и принимались решения, о принятых решениях уведомляли заявителей. 

Проведены проверки финансово-хозяйственной деятельности ОО Фонд "Крым" за 1996 г., бухгалтерии Меджлиса за 1996 г. и 10 месяцев 1997 года. О результатах проверок я остановлюсь ниже. 

Ревизионная комиссия принимала участие на всех заседаниях Меджлиса за отчетный период. 

Ревизионная комиссия Курултая несколько раз делала заявления и инициировала проведение заседания Меджлиса и рассмотрения таких вопросов как: 

- о деятельности КБ "Имдат-банк" и переводе с этого банка счета УКСа; 

- о деятельности депутатской фракции "Курултай" в ВС Крыма. 

По просьбе Председателя Меджлиса Ревизионная комиссия Курултая проверяла причины срыва заседания Меджлиса в с. Фоти-Сала. 

Ревизионная комиссия, проводя свою работу в достаточно сложной обстановке, реализовывала возложенные на нее Курултаем функции. 

Кризис, охвативший Меджлис крымскотатарского народа не мог отразиться и на Ревизионной комиссии Курултая. 

До последнего времени в Ревизионной комиссии не было особых разногласий. 

Я, как Председатель Ревизионной комиссии, старясь соблюсти принципы демократии, подчинялся принятым решениям, хоть я не всегда был согласен с принятым решением. Но когда некоторые члены ревизионной комиссии попытались выступить в роли цензоров, для того чтобы запретить мне говорить о тех негативных явлениях, что обсуждались на заседаниях Меджлиса, я отказался подчиниться. Это закончилось тем, что на заседании Ревизионной комиссии было решено отстранить меня от занимаемой должности, выразив мне недоверие, что может делать только Курултай. 

Таким образом, некоторые члены Ревизионной комиссии в своем рвении заткнуть рот всем неугодным, вдут даже на превышение своих полномочий, нарушая положение о Ревизионной комиссии Курултая. Об этом я подробно информировал вас в своих заявлениях в СМИ. 

Оценку деятельности Ревизионной комиссии, а значит и моей работы, как Председателя Ревизионной комиссии, избранного на Курултае, может дать только Курултай, поэтому выношу на ваш суд отчет о проделанной работе Ревизионной комиссии Курултая. 

Предлагаю вашему вниманию отчет, составленный без приукрашивания фактов, но и не замалчивая наболевшие проблемы, попытка решения которых и привела к кризису в Меджлисе. 

До сих пор, при обсуждении тех или иных вопросов, у нас срабатывало стремление не выносить сор из избы. Но для того, чтобы разобраться в причинах создавшегося кризиса, необходимо очиститься от этого сора, не сказав правду, нам не добиться единства и сплоченности национального движения, без этого трудно будет завоевать доверие у народа, которое в последнее время заметно пошатнулось. 

Некоторые члены Меджлиса и Ревизионной комиссии пытаются взвалить ответственность за создавшуюся кризисную ситуацию в вину тем членам Меджлиса, кто стремился навести порядок в Меджлисе и в распределении средств, выделяемых по Программе возвращения и обустройства крымскотатарского народа. Вся "вина" этих членов Меджлиса заключается в том, что они предали огласке те негативные явления, которые происходили со средствами, выделяемыми по программе, а против оглашения этих фактов выступают Председатель Меджлиса М. Джемилев и его сторонники. 

Так оглашения каких же фактов боятся Председатель Меджлиса и его сторонники? 

На заседаниях Меджлиса, за период с августа 1996 года по март 1997 года, вопросы об эффективности использования бюджетных средств, выделяемых по программе возвращения и обустройства крымскотатарского народа и принципах взаимоотношения Меджлиса и ''Имдат-банка" рассматривались 6 раз. 

За это время мы стали очевидцами того, как была создана комиссия Меджлиса для выработки рекомендаций по деятельности "Имдат-банка", как были инициированы созывы внеочередных заседаний Меджлиса по заявлению 13 членов Меджлиса и по решению Ревизионной комиссии с целью отменить принятые решения. Мы столкнулись и с таким фактом, как отказ председателя Меджлиса подписывать и исполнять принятые решения, не считаясь с мнением большинства членов Меджлиса. 

Уже тогда появились первые признаки надвигавшегося кризиса, но председатель Меджлиса М. Джемилев не предпринял ничего для того, чтобы устранить кризисные явления, а наоборот, сделал все возможное, для того чтобы углубить этот кризис. 

Мнение большинства членов Меджлиса было категорично: перевести бюджетный счет УКСа из "Имдат-банка" в один из уполномоченных национальным банком Украины по обслуживанию бюджетных средств, тем самым выразив недоверие деятельности "Имдат-банка" и его руководства. 

Председатель Меджлиса, понимая, что не может переубедить большинство членов Меджлиса, пошел на крайний шаг было заявлено, что Председатель Меджлиса подает в отставку в случае, если бюджетный счет УКСа будет выведен из "Имдат-банка" Этим шагом, М. Джемилев пошел на политический шантаж Меджлиса. Он ясно дал понять всем, что будет отвергать любые решения по выведению счета УКСа из "Имдат-банка". 

Что же на самом деле отстаивают Председатель Меджлиса и его сторонники и против чего так решительно выступают большинство членов Меджлиса? 

Почему Председатель Меджлиса М. Джемилев упорно продолжает отстаивать свое детище - "Имдат-банк" не считаясь с мнением большинства членов Меджлиса? 

А все оказывается в контроле, вернее, в бесконтрольном расходовании бюджетных средств, выделяемых по программе возвращения и обустройства крымскотатарского народа, для удержания на плаву "Имдат-банка". 

В свое время при организации "Имдат-банка", на него возлагались функции контроля над эффективным расходованием средств, выделяемых по Программе через ОО Фонд "Крым", являющимся одним из учредителей банка. 

Многое в деятельности "Имдат-банка" скрыто за термином "коммерческая тайна". Никто ничего не может узнать о деятельности банка без согласия на это всех учредителей банка. 

В октябре 1995 года по поручению Председателя Меджлиса была проведена первая частичная проверка деятельности "Имдат-банка" и, пока единственная, комиссией Меджлиса. 

Параллельно с этой проверкой комиссией Меджлиса была проведена аудиторская проверка деятельности "Имдат-банка" специалистами независимой финансовой экспертизы из Харькова, по приглашению Председателя Меджлиса. Основной целью проверок было составление ясной картины по деятельности банка. 

Многое о деятельности "Имдат-банка" стало известно благодаря результатом этих проверок. Акты проверок были представлены Председателю Меджлиса М. Джемилеву. Но результаты проверок оказались даже для М. Джемилева настолько неожиданными и ошеломляющими, что он решил акты проверок спрятать под "сукно", и, засучив рукава, принимает решительные меры по спасению банка. 

Так что же выявили проверки по деятельности "Имдат-банка", и какие же результаты проверок решил скрыть Председатель Меджлиса? 

Приведу несколько выдержек из акта проверок: неплатежеспособность банка вызвана тем, что руководством банка (Председатель совета Р. Кенже, Председатель правления банка Шабанов М. Р., Таранчук В. В., Алимухамедов Ш.А.) в нарушении требований Национального банка Украины, регламентирующих кредитную деятельность, в "январе-сентябре 1994 года выдали кредиты на общую сумму 72. 303 млрд. крб., которые не погашены и на момент проверки. Выдача убыточных кредитов производилась без анализа их возвратности и обеспеченности. 

Наиболее серьезной ошибкой должностных лиц банка, упомянутых выше, является то, что кредитные ресурсы выдавались ряду фирм, уже имевших непогашенные кредиты и плату за пользование кредитными ресурсами в этом банке. 

В результате бездейственной кредитной политики Совета и Правления банка, "Имдат-банку" причинен ущерб в сумме 178. 703 млрд. крб. (невозврат выданных и гарантированных кредитов, неполученные доходы, а также убытки от операций по привлечению межбанковских кредитов). 

Несмотря на создавшееся положение, когда банк терпел убытки, Совет банка устанавливает размер зарплаты для работников банка -15 % от полученных банком доходов. 

Некомпетентность руководства "Имдат-банка" привела к тому, что банк стоял на грани банкротства. Сменяя председателей Правления "Имдат-банка", одного за другим, пытались спасти положение. Лишь за 1994 год поменялось 5 председателей Правления банка. 

В интервью корреспонденту "Всеукраинских новостей" бывший председатель Совета банка Р. Кенже заявляет, что в тот период, когда "Имдат-банк" терпел убытки, он уже не работал в банке. Наглая ложь. Да и чего ожидать от человека, который изощряется в способах оправдания своих деяний. 

Р. Кенже вынужден был написать заявление об уходе с поста Председателя Совета банка во время проверок деятельности "Имдат-банка" комиссией Меджлиса, т. е. в октябре 1995 года. 

53-е заседание Меджлиса приняло решение и в отношении Р. Кенже, однако, это решение никто не исполняет из-за несогласия с ним Председателя Меджлиса. 

Магнитофонная запись 53-го заседания Меджлиса и протоколы заседания от 24 августа 1996 года, где приняты решения по счету УКСа в «Имдат-банке», по должностным лицам банка, изъяты и хранятся лично у М. Джемилева. 

Руководство Меджлиса, "Имдат-банка", Госкомнаца было занято одной проблемой - как изыскать средства для пополнения образовавшейся дыры из-за невозврата кредитов. И нашли и пути, и средства. 

Это - бюджетные средства УКСа Госкомнаца, выделяемые по Программе возвращения и обустройства крымскотатарского народа. В ход пошли уговоры, и, если надо было, угрозы физического насилия, для того, чтобы бюджетные средства использовать в угоду учредителям банка и руководителям некоторых фирм. Через эти фирмы и малые предприятия, бюджетные средства, предназначенные для обустройства крымскотатарского народа, утекали в карманы руководителей разного ранга, а народ начали открыто обманывать, прикрываясь заверениями о том, что официальный Киев постепенно сворачивает финансирование Программы возвращения и обустройства крымскотатарского народа. 

УКС Госкомнаца, его бюджетный счет в "Имдат-банке" был той самой дойной коровой, из-за средств которого банк еще продолжал существовать. 

Чем иначе можно объяснить такой факт, как выделение от УКСа ОО Фонду "Крым" в августе 1995 года 80 млрд. крб., предназначенные, согласно распоряжению Госкомнаца для выплаты материальной помощи индивидуальным застройщикам на достройку домов, но использованные Президентом ОО Фонд "Крым" М. Джемилевым на укрепление финансового положения "Имдат-банка", на погашение задолженности по ранее взятым кредитам ряда малых предприятий и фирм. 

Чтобы придать вид законности на использование полученных от УКСа 80 млрд. крб., были заключены договора между ОО Фонд "Крым" и МП "Геос" и "Арсен-бей" на поставку стройматериалов и перечислены этим предприятиям, соответственно 63, 0 млрд. крб. и 10 млрд. крб., оставив на расчетном счете ОО Фонд "Крым" 7, 0 млрд. крб. Но за эти два года не поставлено стройматериалов ни на один карбованец. 

Куда же истрачены эти деньги? На эти деньга МП "Геос" и "Арсен-бей" выкупили свои векселя в "Имдат-банке". 

Кроме того, за счет указанных 63, 0 млрд. крб. "Геос" погасил задолженности следующих предприятий: 

1. МП "Зодиак" 9, 9 млрд. крб. 

2. ООО "Турк-Крым" 10, 0 млрд. крб. 

3. МСП "РЭД" 12, 7 млрд. крб. 

4. ООО "Спарта" 4, 62 млрд. крб. 

5.ООО "Экотех" 4, 0 млрд. крб. 

6. МСП "Круз" 4, 7 млрд. крб. 

7. МСП "Авеста" 4, 6 млрд. крб. 

8. МП КП "Крымземстрой" 4, 6 млрд. крб. 

А предприятие "Арсен-бей", за счет полученных у ОО Фонд "Крым" 10 млрд. крб., погасило задолженность предприятия "Марат-94" - в размере 2, 0 млрд. крб. 

То, как через некоторое время создали видимость выплаты части долга между МП "Геос" и ОО Фонд "Крым" относится к разряду головоломок, при отгадке которой начинаешь задаваться вопросом: кто же все-таки брал кредиты и почему одни предприятия выплачивают долги по кредитам других предприятий и какой источник избрали для погашения долгов? 

С 12 марта 1996 года по 15 июля 1996 года МСП "РЭД" перечислило Фонду "Крым" 25 219 565 000 крб., оформив платежные поручения как возврат кредиторской задолженности. Но в бухгалтерских документах в Фонде "Крым" отсутствуют подтверждения документа о наличии такой задолженности, но имеется письмо от МСП "РЭД" о том, что перечисленная сумма в размере 25 219 565 000 крб. является выплатой долга МП "Геос". 

Директором МСП "РЭД" и председателем Совета "Имдат-банка" и в то время был Тохтаров С. и наверняка источником для выплаты долга он избрал бюджетные средства. 

События, происшедшие после этого, относятся к таким, которые именуются невероятными. Руководство Фонда "Крым" решило использовать часть средств, поступающих от соотечественников, проживающих за границей, на пополнение расчетного счета Фонда в "Имдат-банке". Для этого было выделено 31.497 долларов и передано Тохтарову С. для обмена валюты и зачисления на расчетный счет Фонда "Крым". 

Тохтаров С. для исполнения этой операции избрал МП "Геос". 

МП "Геос" перечисляет 58107 гривен Фонду "Крым", оформив платежное поручение, как возврат кредиторской задолженности. 

Это ли не абсурд? Средствами Фонда '"Крым" рассчитываются за долги перед Фондом «Крым». 

Как это можно додуматься до этого, чтобы выбрать партнером для зачисления средств предприятие, которое является должником Фонда "Крым" более одного года? По бухгалтерским документам МП "Геос" сократило свой долг перед Фондом "Крым" за счет полученных средств МСП "РЭД" и за полученную валюту. 

Все полученные средства от МСП "РЭД" и МП "Геос" руководство Фонда "Крым" решило направить для выплаты материальной помощи индивидуальным застройщикам на достройку домов. В 1996 году на выплату материальной помощи застройщикам направлено 347. 776 гривен 50 копеек, и остается задолженность до сегодняшнего дня ОО Фонда "Крым" перед застройщиками в размере 4. 522. 234 гривны 50 копеек. 

Но то, что случилось с 80 млрд. крб. это не единственный случай, происшедший с бюджетными средствами. 

Точно так же, на погашение долгов ряда предприятий, использовались 45 млрд. крб., выделенных через МП "Поиск", МСП "РЭД". Не по целевому назначению использованы и 8, 9 млрд. крб., выделенные МП "Тория" 7 августа 1996 года. 

И таких фактов можно перечислить десятками. Со стороны казалось, что официальный Киев не замечает, мягко говоря, "этих шалостей" со стороны руководства "Имдат-банка". Но, надо отдать должное, правительство Украины предприняло шаги по упорядочиванию бюджетных средств. В соответствии с Постановлением Кабинета министров Украины № 401 от 03.04.96г. предприятия и организации, финансируемые из Госбюджета, обязаны были в срок до 15.05.96 г. перевести счета в учреждения уполномоченных банков, определенных данным постановлением. 

Однако данное постановление, как и решения Меджлиса, принятое в соответствии с этим постановлением, не исполнено до сих пор. 

Самое активное противодействие выводу счета УКСа из "Имдат-банка", после принятого решения на заседании Меджлиса, было оказано со стороны М. Джемилева и депутата ВС Крыма, бывшего председателя Совета банка Р. Кенже. 

В то время, когда одна часть членов Меджлиса пыталась навести порядок в использовании бюджетных средств, другая часть активно работала над тем, чтобы сохранить бюджетный счет УКСа в "Имдат-банке". 

Не обсуждая на заседаниях Меджлиса, они проводили секретные переговоры с председателем Совета министров Автономной Республики Крым А. Демиденко и Постоянным представителем президента Украины, в Автономной Республике Крым Крым В. Киселевым. В результате этих переговоров было инициировано письмо премьер-министру Украины Лазаренко П. И. 

Зачитаю отрывок из этого письма: 

"Некомпетентность прежнего руководства, проявившаяся в неправомерных действиях, серьезно осложнила и ухудшила финансовое положение банка, новый состав Совета и Правления банка принимает меры по выходу из кризисной ситуации. В этих условиях контрольно-ревизионным отделом и отделением государственного казначейства г. Симферополя начислены сумма платы по остаткам бюджетных средств со штрафными санкциями в размере 2. 772. 218 грн. 85 коп. при Уставном фонде банка 1. 200. 074 грн. 

Учитывая роль "Имдат-банка", деятельность которого находится под постоянным контролем Наблюдательного Совета и фракции "Курултай" ВС Крыма, прошу считать целесообразным отзыв инкассовых поручений и придать ему статус уполномоченного банка по обслуживанию средств Направляемых из Государственного бюджета Украины, на финансирование возвращения и обустройства крымскотатарского народа". 

Как они контролировали, и как хотят контролировать использование бюджетных средств, мы показали выше. 

Как можно надеяться на то, что руководство "Имдат-банка" наконец-то начнет проявлять чувство сострадания к своему народу, если они продолжают обкрадывать УКС, но теперь уже другим путем. 

Руководство «Имдат-банка» берет межбанковские кредиты и выдает их УКСу под более высокие проценты. За 5 месяцев 1996 года УКСом Госкомнаца оплачено "Имдат-банку" по процентам за кредиты 205. 278 грн. 27 коп., в то время как "Имдат-банком" перечислено за межбанковские кредиты в банк "Крым-кредит" 54. 610 грн. 66 коп. Разница в сумме 150. 667 грн. 61 коп. является прибылью "Имдат-банка", полученной за счет УКСа. 

ОО Фонд "Крым", являясь учредителем банка, имеет в Уставном фонде "Имдат-банка" более 362 тыс. грн., но за эти годы не получила ни одной копейки дивидендов. 

На кого же работают фондовые средства, и кто по ним получает дивиденды? 

Ответ на это вопрос могут дать только руководство ОО Фонда "Крым" и "Имдат-банка". 

Средства, вложенные в Уставной фонд "Имдат-банка" руководство ОО Фонда "Крым" - это средства собранные на пожертвования соотечественников за границей, для обустройства всего народа, а не для наживы ряда высокопоставленных руководителей. 

Средства на деятельность Фонда "Крым" выделяет Президент фонда М. Джемилев. Истинные источники и количество поступающих средств, от кого и в каком количестве поступают средства, известны лишь М. Джемилеву. Он не может ничего сказать об этом. Поэтому проверкой охвачены та часть документов, которая была нам предоставлена. 

Не устранив противоречия, приведшие к противостоянию в Меджлисе при решении вопроса об эффективности использования бюджетных средств, Председатель Меджлиса продолжал рассчитывать на поддержку большинства членов Меджлиса при решении других вопросов. Это особенно четко проявилось при обсуждении кандидатур для выдвижения на пост в новом Правительстве Крыма. 

Большинство членов Меджлиса не поддержало кандидатуры, предложенные в правительство Крыма председателем Меджлиса. Но М. Джемилев, без решения Меджлиса посчитал, что лучше кандидатуры Э. Эннанова на пост министра социальной защиты не найти, и, не считаясь с мнением большинства членов Меджлиса, отклонивших эту кандидатуру, поддержал Эннанова и добился утверждения его на этом посту. 

Председатель Меджлиса понимал, что решения на заседаниях Меджлиса принимается большинством голосов членов Меджлиса, но он и понимал, что не может переубедить большинство членов Меджлиса для поддержки своих идей. 

И вот в такой сложной ситуации Председатель Меджлиса решил уйти в отпуск, до сессии Курултая. 

Он прекрасно знал, что в регламенте Меджлиса не предусмотрена ситуация, когда Председатель Меджлиса по собственной инициативе уходит в долгосрочный отпуск до сессии Курултая. 

Заседание Меджлиса предложило М. Джемилеву выйти в отпуск на 2-3 месяца, но он отказался, и настаивал на отпуске до сессии Курултая. 

И тогда заседание Меджлиса вынуждено было возложить исполнение обязанностей председателя Меджлиса на первого заместителя Председателя Меджлиса Р. Чубарова до внеочередной сессии Курултая. 

Уйдя в отпуск, М. Джемилев начал более активную деятельность, стал чаще встречаться с соотечественниками в разных регионах Крыма, чего раньше делал не так часто. 

Р. Чубаров через две недели на заседании Меджлиса сделал заявление о том, что он физически не может совмещать исполнения обязанностей заместителя председателя ВС Крыма и и.о. заместителя председателя Меджлиса, и просит освободить его от исполнения обязанностей председателя Меджлиса. 

Но истинная причина нежелания Р. Чубарова исполнять обязанности Председателя Меджлиса заключается в том, что хоть Председатель Меджлиса М. Джемилев ушел в отпуск, но он продолжал активную работу и все вопросы согласовывают с ним, не считаясь с исполняющим обязанности Председателя Меджлиса, и что он в такой ситуации не желает работать. 

Члены меджлиса стали перед дилеммой: как выйти из тупика, как развязать клубок наболевших проблем в ситуации, когда руководство Меджлиса отстранилось от их решения, усугубив кризис в Меджлисе. 

Все члены Меджлиса понимали, что любое принятое решение Меджлиса будет идти в противоречие с регламентом Меджлиса. 

И в такой критический момент, когда решался вопрос: быть или не быть Меджлису, как представительному органу народа, большинство членов Меджлиса приняли заявление Р. Чубарова о сложении им исполнения обязанностей Председателя Меджлиса на Решата Аблаева, временно до внеочередной сессии Курултая. 

Заканчивая свой доклад, я хотел бы надеяться на то, что делегаты Курултая смогут набраться мужества для того, чтобы взвешенно и объективно дать оценку деятельности Меджлиса и его Председателя, и более того дать оценку причинам возникшего кризиса. Я надеюсь, что Курултай найдет пути выхода из кризиса и создаст возможности для упрочнения позиций системы представительных органов Курултая и Меджлиса крымскотатарского народа. 

От вас, делегатов Курултая, будет зависеть, какой состав Меджлиса вы изберете. 

Но мы не должны допустить, чтобы авторитет Меджлиса использовался в корыстных целях, людьми с нечистыми помыслами, кто бы ни были эти люди, какие бы заслуги перед народом они не имели. 

Вам предстоит принять нелегкое решение, от которого будет зависеть единство народа. 

Считаю, что решение Курултая будет реалистичным, а их реализация будет способствовать восстановлению прав нашего народа, его возвращению и обустройству на родной земле. 


Лиля БУДЖУРОВА: ПРАВДА СТОИТ СЛОМАННЫХ РУК

(Газета «Авдет» от 31 декабря 1997 года)

Уважаемые читатели. Этот номер газеты "Авдет" - последний, который выходит без цензуры, и я, как главный редактор "Авдета" (а я признаю еще себя таковым, т. к. не получила ни приказа о своем увольнении, ни даже устного уведомления об этом) считаю своим правом и долгом обратиться к вам, к тем, кто почти 7 лет был другом и читателем нашей газеты. 

Не желая, чтобы мои коллеги подверглись такому же преследованию, какому подвергаюсь я в последнее время, всем друзьям и недоброжелателям заявляю заранее: этот номер подготовлен только мной и ответственность за него несу только я. 

Прежде всего о самом номере. В нем не только некоторые документы, принятые или прозвучавшие на внеочередной сессии Курултая, но и те выступления, которые или не дослушали до конца (так было с содокладом Ленура Арифова, которого при безмолвствующих делегатах засвистала приглашенная публика), или вовсе не захотели слушать (так было с докладом председателя Ревизионной комиссии Курултая Энвера Муединова). К сожалению, ни одна крымскотатарская газета не смогла пока нарушить запрет на их опубликование. Согласитесь, этот вакуум нужно заполнить, хотя бы из соображений справедливости. 

А теперь по существу. Чем вызвано появление беспрецедентного по своей беспринципности постановления "О крымскотатарских средствах массовой информации", результатом которого стало решение Меджлиса о моем увольнении из "Авдета"? Его авторы, видимо, надеясь на наивность людей, перечисляют целый ряд творческих, проблемно-тематических и даже географических недостатков газеты. С этим никто не собирается спорить, т. к. все равно не переспоришь того, кто учит футболиста, как играть футбол, а повара, как клеить чебуреки. Но к чему было лукавить и нагромождать профессионало-подобные несуразности, типа "пафоса" заголовка и "географического среза населения", если в том же постановлении есть ответ: за что? Да, за то, что впервые написали о кризисе в Меджлисе (о котором, кстати, не знал к этому времени лишь какой-нибудь редкий внутренний эмигрант), за то, что печатали "мнение членов Милли Меджлиса (не из числа руководства)". Ну что за орфографически очаровательная скобка! В ней, в этой фразе, заключенной в стыдливую скобку, символ, прецедент, если хотите, диагноз отношения к крымскотатарским СМИ. Они, как оказалось, должны обслуживать "число руководителей", создавать их романтический (несмотря на реальные недостатки) образ, лепить кумиров. 

Ну, а если на одеянии такого героя появилось незапланированное пятнышко, не дай вам Бог заявить: "Кризис в Меджлисе: все нормально - идем ко дну", а наоборот, нужно с революционным оптимизмом провозгласить: "Праздник в Меджлисе: все нормально - всплываем". 

В эти послекурултаевские дни я часто вспоминаю, как в свое время Мустафа Джемилев меня учил: даже если вся государственная машина работает против тебя, хочет тебя сломать через клевету, физическое давление, запугивание - и тогда лучше говорить правду, потому что жизнь лжи несравненно короче. Спасибо за урок. Но когда я его получала, я не знала, что проповедники сами могут лицемерить. И за этот урок тоже спасибо. 

В отчетном докладе председателя Меджлиса на Курултае есть такое заявление: "... не успели утвердить Э. Эннанова большинством голосов на должность министра социальной защиты, как через несколько недель наша журналистка, член Меджлиса Лиля Буджурова лихорадочно выискивает какие-то доказательства того, что Эннанов несколько лет назад делал какие-то нехорошие дела, показывать по телевидению его приличный дом на фоне бедствующих крымских татар и т. п. Для чего это делается? Чтобы показать, каким неразборчивым и безнравственным было большинство Меджлиса, которое рекомендовало этого человека, и какой принципиальной на этом фоне является сама Л. Буджурова?" 

Хочу напомнить Мустафа-ага его собственное же письмо от 15 ноября 1994 г. за № 308 к тогдашнему председателю Госкомнаца О. Адаманову. В нем председатель Меджлиса просит "представить обоснование целесообразности использования выделенных Россией средств " ФДН "Крым", руководил которым Эдем Эннанов, тогда еще не министр. К письму была приложена копия документа о получении ФДН "Крым" 310 млн. руб., а пикантность ситуации заключалась в том, эта общественная организация, которой дали странное право быть "заказчиком и распределителем построенных жилых домов", умудрилась через Мытищинский коммерческий банк закупить на 50 млн. 500 тыс. рублей (по курсу 92 года!) "татарских денег" сигареты "Мальборо". 

Я располагаю всеми этими документами, они есть и у Джемилева, и у созданной после моей передачи об Эннанове специальной комиссии. Я уже не говорю о другой своей передаче, где документально показала цену "газовой" благотворительности Эннанова, когда деньги выбивались как внебюджетные, а потом вытягивались из бюджетных. И не для всего поселка, как указывалось в том же докладе, а для 2-х улиц: на одной из которых дом самого министра, на другом - его отца. Эти факты ни Минфин, ни Госкомнац, ни сам Эннанов не опровергли. Так зачем председателю Меджлиса и не где-нибудь, а в своем докладе о деятельности Меджлиса, упрекать за излишнюю "принципиальность" журналиста и вставать на сторону владельца "приличного дома на фоне бедствующих крымских татар"? А затем, что Мустафа-ага, составляя сценарий Курултая, не совсем был уверен в том, что его шумные сторонники будут рвать у меня из рук микрофон. И было опасение, что я опять, в который раз, задам ему свой вопрос: кем вы себя окружили? 

Пользуясь случаем, я задам еще один вопрос. В том же докладе, говоря о первом постановлении Меджлиса по поводу закрытия счета УКСа в "Имдат-банке", Мустафа Джемилев говорил: "Я предложил отменить это постановление, поскольку для этого необходима тщательная проверка и обязательно присутствие лиц, в отношении которых выносятся какие-то решения, Сослался даже на то, что меня судили 7 раз, но даже советские суды не допускали таких грубых нарушений процессуальных норм - обязательно приводили хотя бы на судебные процессы и давали высказаться в свое оправдание, а тут дело о делегатах Курултая, депутате фракции "Курултай", об учрежденном нами самими же банке с целью оказания помощи соотечественникам". 

Если даже советские суды не проводились без обвиняемых, то как можно назвать первое заседание нового состава Меджлиса, на котором обсуждалась судьба газеты "Авдет"? На нем было принято решение уволить главного редактора, но никому в голову не пришло пригласить меня на заседание. Почему бы не вспомнить тогда об "обязательном присутствии лиц" и собственных 7-ми судах и честно сказать: это относится только к моим банковским друзьям и не касается моих политических оппонентов? 

Впрочем, этот двойной стандарт - такая мелочь по сравнению с тем, что делали некогда демократичные авторы курултаевских правил со своими же собственными законами. Я уже не говорю о том, как решение об отзыве 3-х депутатов было принято при 68-ми голосах "за", когда более 80-ти или не голосовали, уйдя из зала, или голосовали против. Верхом же цинизма было, когда в нарушение всех принципов демократии, вообще, и регламента Курултая, в частности, процедура подтверждения полномочий председателя Меджлиса проходила не тайно, а открыто и поименно. А это значит, что под бдительным надзором агрессивных молодчиков, до этого вырывающих микрофоны и освистывающих оппозицию, каждый делегат должен был встать и, сказать "за" он или "против". Так велик был страх перед собственным народом, так нужно было сомневаться в собственном авторитете! 

Да, страх и сомнения были, они не могли не быть, учитывая, что должно было обсуждаться на Курултае. На нем делегаты должны были узнать, как благодаря созданному при Меджлисе Фонду "Крым" более 500 крымскотатарских семей остались без материальной помощи. Как в то время, когда наш народ бедствует и скитается по чужим домам, миллионы уходят на "затыкание дыр" в так называемом национальном банке. И эти миллионы даже не прокручивались, как в других банках, а просто уходили в чьи-то конкретные карманы, попросту в песок, и не возвращались ни одной копейкой. 

Чем можно было ответить на эти факты? 

Как глядеть в глаза людям? Что говорить в свое оправдание9 Чтобы ответить на все эти вопросы, нужно было не просто мужество, а сознание правоты, укрепленное абсолютной честностью. 

Когда этого не оказалось, в ход пошли самые бесчестные приемы. К примеру, делегатов, которые поддержали до Курултая позицию 16-ти, начали, в нарушение регламента, отзывать. Так в Бахчисарае было принято решение оказать недоверие Сейтумеру Тохтарову - бывшему руководителю "Имдат-банка", проворовавшемуся и пустившемуся в бега, и... Решату Аблаеву, который требовал вернуть украденные, в том числе и Тохтаровым, деньги. Председателю Ревизионной комиссии Энверу Муединову, подотчетному только Курултаю, вообще не дали слово для доклада, а вместо этого прозвучала информация члена Ревкомиссии Айдера Мустафаева, в которой было столько откровенной лжи и клеветы, что по предложению Чубарова его просто попросили уйти с трибуны (что, впрочем, не помешало ему стать председателем (Ревкомиссии). Это лишь отдельные примеры, когда пользуясь то двойными стандартами, то неинформированностью слушателей, их пытались ввести не просто в заблуждение, а прямо в охотничий азарт: не дать сказать правду, не дать ее услышать, а сказавшего - здесь же объявить врагом народа. 

Но сезон охоты ведь все равно когда-нибудь кончится, и тогда надо будет объяснять: почему стрелял, в кого стрелял, кто взводил курок, кто отмоет пороховую грязь? 

Сейчас главной мишенью стали те 16 бывших членов Меджлиса, которые посмели выйти из-под контроля, позволили предать гласности малопривлекательные факты из финансовой жизни малопривлекательных структур, не побоялись учиненной над ними на Курултае расправы. Быть может, они идеалисты, а может, реалисты, которые уверены, что народ, выстоявший в борьбе с советским тоталитаризмом, не позволит появиться тоталитаризму национальному. Народ, которому нечего терять, кроме родной земли и собственного достоинства, не станет внутри себя искать врагов, не станет ни игрушкой, ни безмолвствуютщей от страха массой, ни сводным хором, поющим "Боже, царя храни". 

Когда-то давно в своих стихах, посвященных ветеранам национального движения, я писала: 

Что буду делать я без этой боли, 

Когда когда-нибудь вернусь домой? 

Для сердца, жить привыкшего в неволе, 

Не станет ли убийственным покой? 

Боль эта часть души моей и жизни – 

Забыть мне не давала, кто я есть, 

Чья в жилах кровь течет, какой Отчизны 

Кричит во мне поруганная честь. 

Боль эта памятью отцовской стала 

И деда неувиденным лицом, 

И запоздалой ярости началом, 

И застарелой трусости концом. 

Она однажды цепью приковала 

Меня навек к народу моему, 

И я одной из многих тысяч стала, 

Чье сердце похоронено в Крыму. 

Она открыла мне глаза и уши 

На горе незнакомых матерей: 

Отсутствие беды калечит души – 

Нехватка счастья делает добрей. 

Она мне дорога, я все приемлю, 

Чем болен мой измученный народ, 

Ведь боль моя - мой путь в родную землю, 

Которым я иду из года в год.

 Сегодня, повторяя снова. "Я все приемлю, чем болен мой измученный народ", - в последнем номере газеты, с которой связано 7 лет моей новой крымской жизни, я заявляю: Я не ушла из "Авдета" - меня отсюда выбросили. Но меня, по крайней мере без боя, не удастся выбросить из крымскотатарской редакции телевидения - здесь я защищена законом. И Джульверну Аблямитову, которому поручено это дело, придется долго ломать голову, как закон обойти. Я не собираюсь уходить и из депутатов, пока ко мне продолжают идти люди за помощью. И пока я могу помочь хоть одному крымскому татарину, бесполезно и даже смешно думать, что я буду поддаваться на провокации и бояться клеветы. 

В своем заключительном слове на Курултае Мустафа Джемилев заявил, "Если бы мы находились в положении чеченцев и у нас, не дай Бог, шла бы война, я бы, не моргнув глазом, приговорил бы этих людей к смерти, так как они покусились на единство нашего народа. Руки тех, кто покусился на народное единство, будут сломаны". Этот приговор был вынесен в адрес тех, кто не побоялся сказать правду показался в оппозиции к нынешнему курсу Меджлиса и его председателя. Вряд ли такими угрозами можно запугать людей, среди которых есть ветераны национального движения, прошедшие тюрьмы и ссылки за право своего народа жить на своей земле. Жаль, что Мустафа-ага, за плечами которого десятки лет борьбы с режимом, главным инструментом которого было запугивание, не только не понимает этого, но и сам сегодня пытается использовать такие же методы. 

Хотелось бы верить, что слова, сказанные в эйфории победы, никем не будут восприняты как призыв к действию и ничьи руки не будут сломаны. Но если кому-то придет в голову претворить эту угрозу в жизнь, то в этом они найдут слабое утешение, ведь лучше жить с переломанными, чем с грязными руками. 

Лиля БУДЖУРОВА


ОБРАЩЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ К КРЫМСКОТАТАРСКОМУ НАРОДУ

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

Дорогие соотечественники! 

На протяжении последних месяцев не стихают разговоры о кризисе в Меджлисе крымскотатарского народа. К сожалению, это оказалось не далеко от истины созданный неимоверными усилиями, трудом тысяч патриотов представительный орган крымскотатарского народа оказался под угрозой развала Объектом нападок и обвинений стал Председатель Меджлиса крымскотатарского народа, 

В преддверии внеочередной сессии III Курултая, кто с недоумением, глубоким сожалением, а кто с самодовольством и злорадством ожидали, что ситуация в Меджлисе перекинется также на национальный съезд, что среди делегатов произойдет раскол и Курултай самоликвидируется. 

Этого не случилось Национальный съезд в очередной раз продемонстрировал, что Курултай как высший представительный орган является не только выразителем воли и интересов, но и коллективным разумом крымскотатарского народа Курултай смог разобраться в очень не простых вопросах и выйти из преднамеренно усложненной, ведущей в тупик ситуации, не менее сплоченным, работоспособным и целеустремленным, чем прежде. Курултай принял решения, способствующие укреплению национального движения. Реально существовавшая угроза развала устранена. Внеочередная сессия III Курултая подтвердила полномочия Председателя  Меджлиса крымскотатарского народа Мустафы Джемилева. Речь идет не просто о выражении доверия к лидеру, но и о признании его курса, поддержке форм и методов борьбы за национальные интересы. 

Делегаты провели также довыборы в Меджлис крымскотатарского народа, в который вошли люди, готовые работать вместе с председателем как над решением стратегических задач, сформулированных в Декларации о национальном суверенитете крымскотатарского народа, так и актуальных проблем, в том числе по рациональному использованию средств, направленных на возвращение и обустройство крымских татар, возрождению культуры, системы образования, языка. 

Курултай, взвесив доводы делегатов, рассмотрел их с учетом тех тяжелейших социально-экономических и политических проблем, которые стоят перед народом. Они связаны с возвращением и обустройством крымских татар, их участием в приватизации государственной собственности, паевании земель, принятии гражданства Украины. Существующая дискриминация ограничивает участие крымских татар в этих жизненно важных процессах, а также в выборах в органы власти всех уровней, включая Верховную Раду Украины. 

Возможности Курултая и Меджлиса крымскотатарского народа простираются настолько, насколько народ поддерживает своих представителей. 

Делегаты Курултаи рассчитывают во всех этих делах на ваше понимание и доверие, на вашу, дорогие соотечественники, помощь и участие. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа.

21 декабря 1997 года


Президенту Украины

Верховному Совету Украины

Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе

Верховному Комиссару ООН по Правам Человека

ОБРАЩЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

«О продолжении дискриминации крымскотатарского народа и необходимости срочных мер для защиты его прав»

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

Крымскотатарский народ в лице его единого высшего полномочного представительного органа - Меджлиса крымскотатарского народа - неоднократно обращался к вам с предложениями направленными на урегулирование проблем, связанных с необходимостью восстановления его прав, уничтоженных депортацией 1944 года и последующими десятилетиями дискриминации. Для того, чтобы подтвердить наше желание мирным правовым путем разрешить наши проблемы, было собрано около ста тысяч подписей крымских татар под петицией, содержавшей все основные наши требования, которую официально вам передали в сентябре этого года. 

За прошедшие три месяца мы не только не увидели со стороны украинского руководства серьезных шагов навстречу нашим законным требованиям, но даже не получили письменного ответа на нашу петицию, как это предусмотрено статьей 40 Конституции Украины. 

Принимаемые законы о выборах абсолютно не учитывают права коренного народа Крыма. Невозможность для большинства крымских татар обрести гражданство Украины и участвовать в приватизации государственной собственности, особенно земли, в Крыму загоняет целую нацию в тупик и ведет к политическому, экономическому, социальному подавлению крымскотатарского народа, его насильственной ассимиляции преобладающим русскоязычным населением Крыма. 

Руководством Украины открыто игнорируются рекомендации международных правозащитных организаций и должностных лиц, таких как Верховный Комиссар по правам национальных меньшинств ОБСЕ, Верховный Комиссар по делам Беженцев ООН и других, по вопросам обеспечения прав крымскотатарского народа в рамках конституционного строя и международных обязательств Украины, в том числе и Соглашения по вопросам восстановления прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов. 

Внеочередная сессия общенационального съезда крымскотатарского народа Курултая специально собралась, чтобы в числе прочих рассмотреть и проблемы продолжающейся и усиливающейся дискриминации крымскотатарского народа. Мы все еще надеемся, что наш голос будет услышан как украинским государством, так и международным сообществом. Однако каждый прошедший день оставляет все меньше времени для принятия столь необходимых правовых решений. 

Мы настоятельно предлагаем Президенту и Верхов ной Раде Украины обратить, наконец, внимание, что практика систематической, грубой и массовой дискриминации целого коренного народа в государстве, стремящегося укрепить свой демократический имидж, нетерпима. Мы требуем принять меры для обеспечения права крымскотатарского народа на представительство во всех органах власти, на немедленное обретение гражданства Украины, на возмещение ущерба, причиненного депортацией, экономическое равноправие, в том числе занятость и участие в приватизации, тем более, что это предусмотрено статьей 1 Бишкекского соглашения, являющегося в соответствии с Конституцией Украины частью ее собственного законодательства. 

Мы просим Организацию по Безопасности и Сотрудничеству в Европе, Верховного Комиссара по правам человека ООН использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для защиты нашего народа от этой дискриминации. 

Мы уже ясно видим, что любая дальнейшая оттяжка в решении этой проблемы неуклонно влечет Крым к острому этнополитическому кризису. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа

21 декабря 1997 года


ОБРАЩЕНИЕ ДЕЛЕГАТОВ КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА К СООТЕЧЕСТВЕННИКАМ

(Газета «Авдет» от 31 декабря 1997 года)

В течение последних полутора лет в Меджлисе крымскотатарского народа наблюдается кризис, вызванный ставшими известными фактами расхищения бюджетных средств, выделенных на обустройство крымских татар, через "Имдат-банк" и Фонд "Крым". Около 10 заседаний Меджлиса, посвященных этому вопросу, четко разделили представительный орган на две группы. Одна из них требовала закрытия счета УКСа в "Имдат-банке", строгого контроля над расходованием бюджетных средств, возвращения украденных у народа денег. Другая группа вместе с председателем Меджлиса, ссылаясь на то, что коммерческий банк является национальным банком крымских татар, настаивала на сохранении этого счета. 

Не сумев найти поддержку большинства членов Меджлиса, Мустафа Джемилев в марте этого года заявил о своем намерении уйти в отставку с поста председателя Меджлиса. Тогда его удалось убедить не ломать из-за коммерческой структуры единство и авторитет представительного органа крымских татар. К сожалению, последующие полгода не изменили ситуацию, и все доводы большинства членов Меджлиса о том, что единство народа дороже любых финансовых интересов, Мустафа Джемилев ушел в отпуск и Меджлис вынужден был созвать внеочередную сессию Курултая. 

Мы надеялись, что Курултай сможет дать оценку происходящему. Но взамен серьезного анализа ситуации, вместо разработки механизмов, исключающих дальнейшие финансовые нарушения в расходовании народных денег, организаторы Курултая предприняли все меры, чтобы делегаты не смогли получить объективную информацию. Вместо этого была развязана открытая травля, сопровождаемая беззастенчивой ложью в адрес тех, кто посмел пойти против председателя Меджлиса и его окружения, среди которого есть лица, напрямую заинтересованные в вышеуказанных злоупотреблениях. Тех же людей, которые пытались остановить процесс расхищения народных средств, назвали карьеристами, раскольниками и даже врагами народа. Такими "врагами" стали ветераны национального движения Энвер Аметов и Иззет Хаиров. Таким же "врагом" стал последний узник советских лагерей Решат Аблаев. 

Кроме того, на Курултай не были допущены приглашенные - ветераны национального движения. Среди них Эльдар Шабанов, Нариман Кадыров. А Айше Сеитмуратовой пришлось пробиваться в зал силой. Мы расцениваем это, как факт, говорящий о том, что некоторая часть делегатов боится собственного народа. 

Отчетный доклад председателя Меджлиса, который по форме и содержанию был обвинительным приговором в адрес неугодных ему лиц, был выполнен в лучших советских традициях, напоминающих 1937 год. Несмотря на то, что внеочередная сессия Курултая была созвана в связи с тем, что в Меджлисе, переживающем кризис, четко обозначились две стороны, определенная часть делегатов Курултая пыталась не дать возможности выступить с содокладом по ситуации в Меджлисе Ленуру Арифову, не дали слова и председателю Ревизионной комиссии Курултая Энверу Муединову. Все попытки выступить с трибуны представителей другой стороны, не разделяющей точку зрения председателя, захлопывались, освистывались приглашенной в зал обслугой. 

В связи с этим мы заявляем, что Курултай, как и часть Меджлиса во главе с его председателем, намерены и далее проводить политику утаивания от собственного народа фактов расхищения бюджетных средств, предназначенных для наших соотечественников, находящихся в особенно трудном положении. Кроме того, предложения председателя по регламенту, дающие ему единоличную власть в представительном органе крымских татар, говорят о том, что из меджлиса хотят сделать структуру, подчиненную интересам одного человека. 

О какой демократии теперь говорить? 

У нас есть, что сказать своему народу, нам никто не закроет рот и не усыпит совесть, несмотря ни на шантаж, ни на прямые угрозы физической расправы, уже поступающие в наш адрес. 

Мы вынуждены были покинуть Курултай и оставить за собой право информировать крымских татар о происходящем. Мы уверены, что наш народ никому не удастся обмануть и те, кто его обкрадывает, рано или поздно встанут перед народным судом. Совесть наша чиста и, не изменив своим принципам, мы заявляем: никому не удастся свернуть нас с пути защиты интересов крымских татар. 

Подписано 24-мя делегатами Курултая


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

"О мерах по преодолению кризиса в Меджлисе крымскотатарского народа"

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

Ряд членов Меджлиса крымскотатарского народа разослал 26 ноября 1997 г в различные информационные агентства и печатные издания, подписанное ими обращение в адрес делегатов Курултая крымскотатарского народа. 

В этом обращении содержался ряд обвинений в адрес Председателя и других членов Меджлиса крымскотатарского народа банка «Имдат» и учрежденного решением II Курултая крымскотатарского народа Фонда Крым. 

Внеочередная сессия Курултая, рассмотрев все доводы и утверждения авторов обращения, находит их необоснованными и предвзятыми. Уже сам факт, что упомянутая группа зная, что затронутые ими в своем обращении проблемы входят в круг вопросов, которые обязательно будут детально рассматриваться на предстоящей внеочередной сессии Курултая, направила свои документ не сессии или делегатам Курултая а в первую очередь разослала информационным агентствам, свидетельствует о намерении этой группы не содействовать цивилизованному и беспристрастному рассмотрению поднятых вопросов, а о попытке оказать давление на делегатов Курултая и навязать им свою точку зрения. 

При этом авторы обращения не могли не предай деть что подобное их действие наносит ущерб престижу Курултая крымскотатарского народа и избранного им Меджлиса крымскотатарского народа способствует ре анимации и усилению сил работающих против единства крымскотатарского народа и препятствующих восстановлению его законных прав. 

Имевшие место нарушения в области контроля за целевым использованием бюджетных средств не могут быть оправданием для сделанных авторами обращения выводов и, тем более, для широкомасштабной пропагандистской кампании, поскольку эти нарушения давно известны соответствующим государственным инстанциям и по ним принимаются необходимые меры. 

Ряд членов Меджлиса крымскотатарского народа, подписавших обращение осуществлял в течение длительного времени деструктивную деятельность внутри Меджлиса крымскотатарского народа, которая привела к его расколу, ослабила систему органов национального самоуправления, нанесла ущерб престижу крымскотатарского национального движения. 

В связи с изложенным внеочередная сессия Курултая крымскотатарского народа постановляет: 

1. Подтвердить полномочия Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Мустафы Джемилева. 

2. Отозвать из Меджлиса крымскотатарского народа Решата Аблаева, Энвера Аметова, Леннура Арифова, Лилю Буджурову, Рустема Карашаева, Сервера Керимова, Хубедина Куртбединова, Бекира Куртосманова, Руслана Куртсеитова, Сервера Таирова, Иззета Хаирова, Зию Халикова, Эмира Меджитова, Сеитхалила Джаксина, Садыка Берберова, Ниязи Селимова. 

3. Отозвать из Ревизионной Комиссии Курултая крымскотатарского народа Энвера Муединова. 

4. Провести довыборы в Меджлис крымскотатарского народа и Ревизионную Комиссию Курултая крымскотатарского народа 

5. В качестве временной меры на период до IV Курултая предоставить Председателю Меджлиса крымскотатарского народа следующие полномочия: 

- при избрании членов Меджлиса крымскотатарского народа отводить без обсуждения и голосования до 1/3 предложенных кандидатур; 

- налагать вето на решения Меджлиса крымскотатарского народа которое может быть преодолено 2/3 голосов членов Меджлиса; 

- создавать исполнительные и консультативные органы при Меджлисе крымскотатарского народа; 

- созывать внеочередные сессии Курултая, если решение Председателя Меджлиса будет поддержано не менее, чем 1/3 членов Меджлиса крымскотатарского народа. 

6. Поручить Меджлису крымскотатарского народа выработать механизм возможного отзыва делегата Курултая крымскотатарского народа и представить его на утверждение очередной сессии Курултая крымскотатарского народа. 

7. До очередной сессии Курултая крымскотатарского народа наделить Меджлис крымскотатарского на рода правом по представлению Председателя Меджлиса крымскотатарского народа утверждать и освобождать его первого заместителя. 

8. Поддержать решение Ревизионной комиссии Курултая крымскотатарского народа от 4 ноября 1997 года и утвердить в должности председателя Ревизионной комиссии Айдера Мустафаева. 

9. Меджлису крымскотатарского народа: 

- разработать и реализовать меры по эффективному контролю за использованием средств, направленных на цели, связанные с возвращением и обустройством крымскотатарского народа; 

- возобновить и усилить работу Наблюдательного Совета по контролю за эффективным использованием средств направленных на Программу возвращения и обустройства крымских татар; 

- рассмотреть вопрос о доверии по отношению к лицам, рекомендованным предыдущим составом Меджлиса крымскотатарского народа на ответственные должности в различные государственные органы. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа

20 декабря 1997 года


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

«О недоверии депутатам Леннуру Арифову, Нариману Абдурешитову и Лиле Буджуровой, избранным по национальному крымскотатарскому многомандатному округу в Верховный Совет Автономной Республики Крым»

Рассмотрев вопрос о деятельности Леннура Арифова, Наримана Абдурешитова, Лили Буджуровой, избранных депутатами Верховного Совета Автономной Республики Крым по национальному крымскотатарскому многомандатному округу по списку Курултая крымскотатарского народа. Курултаи крымскотатарского народа пришел к заключению, что они совершили ряд поступков, создавших угрозу единству крымскотатарского народа. 

Курултай крымскотатарского народа постановляет 

1. Выразить недоверие Леннуру Арифову, Нариману Абдурешитову и Лиле Буджуровой. 

2. Предложить Леннуру Арифову, Нариману Абдурешитову, Лиле Буджуровой сложить депутатские полномочия в Верховном Совете Автономной Республики Крым в соответствии с обязательством, которое они дали Курултаю крымскотатарского народа, соглашаясь на выдвижение кандидатами в депутаты Верховного Совета Автономной Республики Крым по списку Курултая крымскотатарского народа. 

3. Предложить следующим кандидатам, избранным по списку Курултая крымскотатарского народа, приступить к осуществлению депутатских полномочий в установленном законом порядке. 

4. Ревизионной Комиссии Курултая крымскотатарского народа осуществить контроль за его выполнением. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа. 

21 декабря 1997 года


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА «ОБ ОТНОШЕНИИ К ВЫБОРАМ 29 МАРТА 1998 Г.»

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

Рассмотрев вопрос об участии крымских татар в выборах в представительные органы различного уровня 29 марта 1998г., Курултай крымскотатарского народа 

постановляет: 

1. Утвердить решение Меджлиса крымскотатарского народа об участии в выборах в Верховную Раду Украины в блоке с партией Народного Руха Украины. 

2. Утвердить кандидатуры Мустафы Джемилева и Надира Бекирова, включенные в избирательный список партии Народного Руха Украины. 

3. Решения вопросов, связанных с выборами в представительные органы различного уровня, поручить Меджлису крымскотатарского народа. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа. 

21 декабря 1997 года


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВНЕОЧЕРЕДНОЙ СЕССИИ III КУРУЛТАЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА

«О крымскотатарских средствах массовой информации»

(Газета «Голос Крыма» от 26 декабря 1997 года)

1. О газете «Авдет». 

Газета «Авдет», являющаяся информационным органом Меджлиса крымскотатарского народа, в последнее время не справляется с выполнением возложенных на нее функций в том качестве и объеме, как того требует ее статус и, как это было несколько лет назад, когда уже сам тираж издания свидетельствовал о его авторитете и влиянии на значительную часть крымскотатарской общественности. 

Снижение популярности газеты — во многом следствие проблемно-тематической ограниченности, узкого круга авторов, непредставленности регионов. 

Так, за текущий год крымскотатарская тематика была представлена значительно уже, чем она того заслуживает. Единичными были публикации, связанные с функционированием органов национального самоуправления, включая Меджлис крымскотатарского народа. 

Эту деформацию отражает также структура информационных сообщений лишь треть из них так или иначе затрагивает жизнь крымских татар, и только несколько посвящено событиям в меджлисах всех уровней. 

Впервые в 1997 г. мнение членов Меджлиса крымскотатарского народа (не из числа руководителей) прозвучало на страницах газеты 13 октября в виде опроса в связи с известными событиями. Несколько позже появилась единственная за это время обстоятельная статья о высшем представительном органе, пафос которой отразился в заголовке «Кризис в Меджлисе: все нормально — идем ко дну». В газете прошла дезинформация, направленная на усиление противостояния в представительном органе крымских татар. 

Аналогично обстоит депо и с авторами лишь около четверти публикаций принадлежит внештатникам. Сотрудники не придают значения организации выступлений представителей органов национального самоуправления хотя бы в форме упомянутого опроса Значительная часть — почти треть — материалов, в том числе неинформационного характера, не подписываются. 

Редакция встала на путь заполнения ценной газетной площади легкодоступным, нередко случайным материалом, не отражающим спектр деятельности меджлисов всех уровней и жизни крымскотатарского народа в целом. Настоятельно необходимым в газете Меджлиса крымскотатарского народа становится переход на двуязычие и использование латиницы. 

На основании вышеизложенного внеочередная сессия III Курултая 

постановляет: 

1. Поручить Меджлису крымскотатарского народа утвердить редактора, сформировать редколлегию и общественный совет газеты «Авдет»; 

2. Фонду «Крым» на основе изучения опыта других национальных изданий предложить на рассмотрение Меджлиса крымскотатарского народа оптимальную штатную структуру редакции «Авдет»; 

3. Осуществить постеленный переход издания газеты на двух языках — крымскотатарском и русском. 

2. О рабочей группе по выработке эффективной информационной политики. 

Социальные, политические, культурные и иные потребности возвращающихся на Родину крымских татар определили формирование системы национальных средств массовой информации. Сегодня в Крыму выходят несколько периодических издании, в структуре Гостелерадиокомпании «Крым» действует крымскотатарская редакция. Они в меру возможностей решают стоящие перед ними задачи, влияют на формирование общественного мнения, на общественное сознание и поведение крымских татар, исходя из духовных ценностей, ориентиров самого народа, его национальных интересов. 

Однако эффективность выполнения ими своих функций и степень этого влияния необходимо повысить. Особыми ресурсами в этом смысле располагает телевидение. 

В целях изучения и практической реализации названного потенциала. 

1. Поручить Меджлису крымскотатарского народа создать рабочую группу по разработке концепции эффективной информационной политики в крымскотатарских средствах массовой информации. 

2. Рекомендовать рабочей группе совместно с крымскотатарской редакцией ГТРК «Крым» сформировать, общественный совет из числа представителей Меджлиса крымскотатарского народа, а также деятелей крымскотатарской культуры, науки и образования для содействия развитию крымскотатарских аудиовизуальных средств массовой информации. 

Принято на внеочередной сессии III Курултая крымскотатарского народа. 

21 декабря 1997 года

Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla