Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla
Хронология

Хронология политических событий Крыма

"ДЕЛО" УЧЕНЫХ ПАВЛИЧЕНКО—ЗАРУБИН 31 января 2005 года

"ОРЛЫ" ПИСКУНА ЗАДЕРЖАЛИ ГЛАВУ КРЫМСКОГО КОМИТЕТА ПО ОХРАНЕ ПАМЯТНИКОВ

(Газета «Крымская правда» от 2 февраля 2005 года)

В Крыму задержан глава Республиканского комитета по охране памятников и культурного наследия автономии Сергей Павличенко

Как сообщают источники в правоохранительных органах, задержание произведено по решению проверяющих из Генпрокуратуры Украины, работающих сейчас на полуострове. В рамках этой проверки подчиненные генпрокурора Святослава Пискуна пытаются возродить уголовные дела, возникшие около полутора лет назад. 

В те времена Пискун возглавлял это ведомство и Крым "трясла" точно такая же проверка. В ее ходе возникли десятки уголовных дел, касающихся в основном соблюдения земельного законодательства на Южном берегу полуострова. По одному из них не раз допрашивали Павличенко и сотрудников его комитета. 

Однако через несколько месяцев это дело было закрыто. В то время крымская пресса писала о вызывающем непрофессионализме киевских проверяющих, искавших состав преступления там, где его не было, и не замечавших весьма подозрительных фактов, если они касались высокого руководства страны. 

В приватных беседах сотрудники Рескома по охране памятников также делились впечатлениями о странностях следователей. В частности, они рассказывали, что представители центрального аппарата Генпрокуратуры зачастую даже не знали деталей законодательства, регулирующего систему охраны культурного наследия. Вместо этого следователи фактически предлагали самим допрашиваемым подсказать статью закона, в нарушении которой их следует обвинить. 

С возвращением Пискуна на должность генпрокурора в декабре 2004 года рассыпавшиеся дела по "крымскому земельному беспределу" стали возрождать из пепла. Как сообщают источники, по одному из них и был задержан Павличенко. 

Крымская прокуратура пока не дает никаких комментариев по этому поводу. Эксперты же высказывают удивление по поводу задержания. По их мнению, никакой необходимости в этой мере пресечения не было: Павличенко не пытался скрыться и не представляет общественной опасности. Кроме того, максимум, что ему "светит", - обвинение в халатности. 

"Новый регион - Крым"


ОСТАНУТСЯ ПОД СТРАЖЕЙ

(Газета «Крымская газета» от 4 февраля 2005 года)

Председатель Республиканского комитета по охране культурного наследия АРК Сергей Павличенко и его первый заместитель Вячеслав Зарубин останутся пол стражей еще на 10 суток.

Такое решение принял местный суд Центрального района Симферополя. Руководители рескомитета обвиняются по ст. 364, ч. 2 Уголовного кодекса Украины «злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжкие последствия» и по ст. 365, ч. 2 «превышение власти или служебного положения, повлекшее тяжкие последствия».

Прокуратура АРК задержала С. Павличенко и В. Зарубина 31 января.

Укринформ


СУД РАЗРЕШИЛ АРЕСТ ПАВЛИЧЕНКО И ЗАРУБИНА

(Газета «Крымская правда» от 11 февраля 2005 года)

Вчера суд Центрального района Симферополя удовлетворил просьбу следствия о выдаче разрешения на арест председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия Крыма Сергея Павличенко и его заместителя Вячеслава Зарубина до окончания расследования. 

Напомним, они обвиняются в неправомерном согласовании документов на выделение земли в охранной зоне дачи Тренева-Павленко на Южном берегу Крыма. 

Эксперты отмечают, что решение Центрального суда о взятии Павличенко и Зарубина под стражу напрямую связано с грядущим приездом на полуостров президента Виктора Ющенко, которого волнует решение земельного вопроса в Крыму. Проще говоря, арестом руководителей рескома генпрокурор Святослав Пискун хочет показать, что его ведомство успешно борется с разворовыванием крымской земли. 

Сегодня в кулуарах суда некоторые правоохранители отмечали, что обвиняемых, которые не несут угрозы обществу и не пытались скрыться, могли бы отпустить на свободу, если бы не грядущий приезд Ющенко. 

Напомним, задержание Павличенко и Зарубина, произошедшее 10 дней назад, вызвало широкий резонанс в рядах крымской интеллигенции. Многие из ученых, работающих на полуострове, считают, что Генпрокуратура выбрала не самых виноватых, но самых беззащитных чиновников, чтобы легче было провести показательную "порку". 

"Новый регион - Крым"


«ЭТО ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЪЮНКТУРА»

ПАВЛИЧЕНКО И ЗАРУБИН ПРОВЕДУТ В КАМЕРЕ ЕЩЕ МНОГО ДНЕЙ

(Газета «Крымское время» от 12 февраля 2005 года)

Утро четверга, Центральный суд Симферополя. Сюда должны привезти известных в Крыму ученых, историков, авторов множества научных работ, руководителей Рескома по охране культурного наследия автономии Сергея Павличенко и Вячеслава Зарубина. Суд должен определить, нужно ли их и дальше содержать под стражей.

Напомним, чиновники столь высокого ранга были задержаны сначала на три дня, потом суд продлил им арест еще на 10 суток за то, что они, как считает Генпрокуратура, не имели права согласовывать строительство на территории дачи Тренева в Ялте. Данный эпизод этим людям уже инкриминировался полтора года назад, а потом, спустя полгода, после тщательного изучения и смены генпрокурора, дело закрыли за отсутствием состава преступления. Но вот на свое место вновь вернулся Пискун — и дело открыли вновь.

... Коридор перед залом заседания тщательно зачищают от прессы. «КВ» остается: мы же в зал не рвемся, почему не можем постоять в коридоре? Приводят обвиняемых — у мужчин многодневная щетина, взгляд напряженно-измученный. Разговаривать с ними разрешают только адвокатам. К судье Андреевой вызывают сначала Зарубина, спустя минут 50 он выходит, ждем приговора. Еще четверть часа — «арест». То же повторяется с Павличенко. С тем же исходом.

Пока ждем, перекидываемся словами с родственниками. Павличенко и Зарубин сидят в камере, где 12 человек, голые нары, передачи до них не доходят. Прессу им передали. На днях подселили ВИЧ-инфицированного.

Мы уже писали, что общественность автономии направила не одно письмо в прокуратуру с просьбой найти основания, чтобы изменить меру пресечения на более мягкую — подписку о невыезде. В Крыму все громче говорят о том, что арестом этих чиновников Пискун хочет показать, что он нужен новому президенту, поскольку его ведомство, например, успешно борется с разворовыванием крымской земли.

Адвокат Вячеслава Зарубина Игорь Белый:

— Я считаю, что в действиях моего подзащитного нет того, что им обоим инкриминируется. Здесь можно говорить только о каком-то нарушении. Суд, к сожалению, не учел личность моего подзащитного, его семейное положение, состояние здоровья. Человек действовал в рамках своей компетенции. Можно говорить лишь о том, правильно ли давалось согласование или нет. У нас достаточно примеров того, как прокуратура предъявляет иски об аннулировании той или иной подписи. Получается, что обычные гражданско-правовые отношения, исходя из политической конъюнктуры, субъективно переведены в плоскость уголовно-правовых.

Игорь Белый сокрушается: «Почему суд не воспользовался такой формой, как залог? 17 тысяч гривен — сумма, вполне достаточная

для гарантии того, что мои подзащитный никуда не денется».

Адвокат Сергея Павличенко Ольга Шевченко:

— Сложно предугадать, чем это закончится, вы же понимаете, что это очень сложная категория дел. Прежде всего — своей субъективной стороной. Это дело вытекает из политической обстановки. С правовой точки зрения это дело никакой сложности не представляет. Я знаю, что границы памятника неоднократно менялись. И в то время, когда этот объект стал памятником культуры, его границы были совершенно иных размеров, чем сегодня, чем это сказано в представлении прокурора. Все СМИ сообщили, что Павличенко дал согласие на выделение участка на охранной территории, — но у него, как у председателя рескома, лишь могут спросить: он не будет возражать, если государство выделит землю N. ? Он, зная границы поднадзорного объекта, лишь сказал, что государство в лице горсовета Ялты может ею распоряжаться как хочет.

Оба адвоката подтверждают, что никаких мер физического воздействия к подследственным не применяется. Они сейчас готовят апелляцию в суд высшей инстанции. Рассчитывают, что его решение может быть принято недели через три.

Наталья ГАВРИЛЕВА


АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД КРЫМА НЕ УДОВЛЕТВОРИЛ ЖАЛОБУ ПО ДЕЛУ ПАВЛИЧЕНКО И ЗАРУБИНА

(Газета «Крымская правда» от 23 февраля 2005 года)

Апелляционный суд АРК отказал в удовлетворении жалобы адвокатов обвиняемых по уголовному делу руководителей Республиканского комитета по охране культурного наследия Сергея Павличенко и Вячеслава Зарубина на постановление Центрального районного суда г. Симферополя об избрании им меры пресечения в виде содержания под стражей. Об этом сообщила пресс-секретарь прокурора АРК Наталья Бояркина. 

Сейчас по уголовному делу следственным путем проверяется причастность обвиняемых к выдаче других заключений о выделении земельных участков, относящихся к категории земель историко-культурного назначения. 

В частности, установлено, что такие заключения выдавались обвиняемыми своим родственникам, работникам правоохранительных органов, а также ряду коммерческих структур. 

Кроме того, решения местных органов самоуправления, принятые на основании незаконно выданных обвиняемыми заключений, опротестованы Прокуратурой АР Крым. 

Более подробная информация будет предоставлена по мере рассмотрения протестов. 

Крымское агентство новостей


КРЫМСКИЕ ПЛЕННИКИ

(Газета «Крымское время» от 24 февраля 2005 года)

«Да здравствует наш суд — самый гуманный суд в мире!» Эта фраза из советской кинокомедии «Кавказская пленница», снимавшейся в Крыму, почему-то приходит в голову после заседания Апелляционного суда, хотя поводов для этого нет никаких. Уже нет советского государства, гуманность в обществе снизилась до критической отметки, да и причин для комедий и смеха ничтожно мало.

Апелляционный суд не обратил внимания на многократные протесты крымчан против содержания сотрудников Республиканского комитета по охране культурного наследия — председателя Сергея Павличенко и его заместителя Вячеслава Зарубина — под стражей в следственном изоляторе.

В пятницу в защиту рескомовцев проводили акцию члены молодежного движения «Вместе!». Они вышли на площадь Ленина в Симферополе в ку-клус-клановских колпаках с деревянными косами и плакатами, сообщающими о похоронах свободы. Ко дню заседания Апелляционного суда молодежь собрала около полутысячи подписей под просьбой об изменении задержанным меры пресечения.

В понедельник более 50 представителей крымской интеллигенции пикетировали здание республиканской прокуратуры и тоже собирали подписи в защиту Павличенко и Зарубина.

Во вторник члены крымского правительства приняли ходатайство к Апелляционному суду автономии также с просьбой изменить меру пресечения для своих коллег. В этом обращении подчеркивается, что Совмин не стремится повлиять на следственный процесс, но просит учесть, что Павличенко и Зарубин являются высококвалифицированными специалистами, имеющими значительный стаж и опыт работы, а также безупречный послужной список. «Эти люди много лет бескорыстно трудились на пользу науки, культурного наследия Крыма и укрепление межнационального согласия. Выражаем уверенность: находясь на свободе, они не станут скрываться от правоохранительных органов и препятствовать ходу следствия», — говорится в ходатайстве.

Но ни акции протеста, ни многочисленные обращения не повлияли на суровых судей, не усмотревших причин для освобождения рескомовцев под залог или подписку о невыезде.

«Зарубина и Павличенко обвиняют в том, что они выдали разрешение на строительство частного особняка в охранной зоне памятника истории и архитектуры усадьбы Тренева-Павленко в Ялте», — твердят дикторы украинских телеканалов с подачи некоторых крымских тележурналистов. Но каждому же ясно, что два человека из Рескома никак не могут решить такой вопрос. Тем более, что они не обладают правом первой подписи; Да и под соответствующими документами с санкциями на строительство чего бы то ни было и где бы то ни было должны стоять фамилии многих.

Почему же, если это не политическая расправа (о чем говорят многие), в СИЗО находятся только эти два человека? Почему среди всех чиновников, которые оставляют свои автографы на разрешительных документах, выбрали именно интеллигентов? Почему все это до боли напоминает действия «коррумпированного и преступного режима», от наследия которого вроде бы очищается страна? Почему мнение общественности откровенно игнорируется?

Где гарантии того, что заявленная судебная реформа не сведется к тому, что в каждом деле будут прятать за решетку стрелочников?

Наталья КИСЕЛЕВА


ПАВЛИЧЕНКО И ЗАРУБИНА ИЗ-ПОД СТРАЖИ ОТПУСТИЛИ

(Газета «Крымская газета» от 1 апреля 2005 года)

Местный суд Центрального района Симферополя вчера на своем очередном заседании по делу в отношении руководителей Рескомитета по охране культурного наследия Сергея Павличенко и Вячеслава Зарубина принял решение не продлевать для них ранее определенную меру пресечения — содержание под стражей, а заменить ее на подписку о невыезде.

По словам Зарубина, только на суде они узнали о предъявлении новых обвинений, в частности, относительно согласования строительства туалета на территории Ливадийского дворца и по поводу разрешения перенести кафе на набережной Ялты с одного места на другое на расстояние 20 метров.

— Это абсурдные обвинения, мы можем доказать нашу невиновность, мы будем ее доказывать и просим вашей всесторонней поддержки, — обратился Зарубин к представителям СМИ.

Он также отметил, что суд принял объективное решение, учел ухудшившееся состояние здоровья обвиняемых, нахождение у них на иждивении родственников. Однако прокуратура позицией суд» осталась недовольна, и в ближайшее время намерена обжаловать это решение в апелляционном порядке. «В течение десяти дней мы можем снова оказаться за решеткой», — заявил Вячеслав Зарубин.

Валентина КРАСНОПОЛЬСКАЯ


«ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ» НА СВОБОДЕ! НАДОЛГО?

(Газета «Крымское время» от 2 апреля 2005 года)

Ровно два месяца провели Сергей Павличенко и Вячеслав Зарубин за решеткой. К ним была применена крайняя мера пресечения — арест и содержание под стражей, Как будто они подозреваются в совершении тягчайшего преступления. Чего греха таить, к даже те, кого подозревают в убийствах, у нас нередко разгуливают на свободе (за примерами далеко ходить не в надо) и успевают скрыться от следствия. Здесь же речь идет не об убийствах. А о документах и подписях.

Председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия Сергея Павличенко и его заместителя Вячеслава Зарубина арестовали 31 января и продержали под стражей два месяца. Общественность возмущалась. В прокуратуру обращались с просьбами изменить меру пресечения. Здание республиканской прокуратуры пикетировали. Но двое ученых (а задержанные в первую очередь известны как ученые, а потом уже как чиновники) все равно сидели за решеткой.

31 марта прокуратура обратилась в суд с представлением продлить срок содержания под стражей Павличенко и Зарубина еще на два месяца. Суд вынес постановление об отказе в удовлетворении этого постановления. Адвокаты подозреваемых Ольга Шевченко и Виктория Осинина заявляют, что у их подзащитных нет никаких оснований препятствовать продолжению расследования. Они не собираются скрываться от следствия, дали подписки о невыезде и будут всячески способствовать установлению истины.

Виктория ОСИНИНА: «Людям, находящимся на свободе, гораздо легче защищать свои права и интересы».

Ольга ШЕВЧЕНКО: «В данном случае наш гуманный суд, изменив меру пресечения, поступил в соответствии с требованиями закона. И мы рассчитываем, что объективность и справедливость восторжествуют».

Мы тоже на это надеемся. Но, опять же в соответствии с законом, стороны могут обжаловать постановление суда и подать апелляционное представление. Заинтересованной в этом стороной является прокуратура, и она уже заявила, что будет подавать апелляцию. То есть в прокуратуре уверены, что Павличенко и Зарубина надо содержать под стражей как особо опасных преступников. В чем же они виноваты?

По словам Зарубина, их обвиняют в... исполнении ими своих же служебных обязанностей: «В законе об охране культурного наследия четко и ясно прописаны полномочия нашего органа. В наши обязанности входят вопросы разрешения и согласования всех видов работ, в том числе и строительных, в границах охранных зон памятников. Это не должностное преступление! Это наша обязанность!»

Так, может быть, выполняя свои обязанности, Зарубин и Павличенко что-то нарушили? Может быть. В этом и должно разобраться следствие. Но разбираться оно, по всей видимости, не торопится. По крайней мере, Вячеслав Зарубин сообщил журналистам, что за время его пребывания в СИЗО с ним не проводили ни одного следственного действия. Он сам просил вызывать себя для дачи показаний.

Самое «громкое дело», в котором обвиняют Павличенко и Зарубина, — это разрешение строительства дома в охранной зоне музея-памятника Тренева—Павленко. К этому делу причастен один из бывших первых заместителей председателя крымского Совмина Владимир Раенко. Из правительства он уволился по собственному желанию, а для дачи показаний в прокуратуру не явился. И где сейчас находится Раенко, неизвестно. Но это не единственный вопрос в этом деле. Вячеслав Зарубин поясняет, что музей Тренева—Павленко закрыт еще 90-х годах прошлого столетия. Это первое. Реском по охране культурного наследия, таким образом, ничего не согласовывал на территории памятника. Это второе. И главное, нет ответа на вопрос, есть ли там вообще охранная зона и «залез» ли построенный дом в границы этой самой охранной зоны. «В тюрьме доказать эти нюансы было невозможно», — говорит Зарубин. Получается как в знаменитой эпопее Максима Горького «Жизнь Клима Самгина», герой которой мучался в поисках ответа на вопрос: «А был ли мальчик?» Помните, какой страдал: «Да был ли мальчик-то, может, и мальчика-то не было?» Так и здесь: «А был ли музей-то, может, и музея-то не было?» Выходит, что не было. Но это не мешало держать двух человек два месяца под стражей. И не помешает придумать еще что-нибудь...

Так, например, несколько дней назад рескомовцам заявили, что согласование строительства туалета в Ливадийском парке нанесло ущерб государству в 145 тысяч гривен. Не знаем, как там измеряется ущерб, нанесенный строительством туалета, объемы чего при этом замеряют, но задаемся резонным вопросом: «А где, простите, должны справлять малую и большую нужду миллионы посетителей наших парков?»

Кстати, о нужде. Думаем, что не надо доказывать тезис, что за решеткой оказываются не всегда преступники. Бывают, что за нее сажают, если это кому-нибудь нужно. Так получается и в деле об охране нашего культурного наследия. По крайней мере, в этом уверены и Павличенко, и Зарубин. Они уверены в ПОЛИТИЧЕСКОМ ЗАКАЗЕ, и получается, что их можно называть политзаключенными.

Сергей ПАВЛИЧЕНКО: «Мы считаем, что наше задержание и арест — это чисто политический заказ. Это политика, и только!»

Вячеслав ЗАРУБИН: «Это политический заказ — отчитаться о проделанной работе по разбазариванию крымских земель. Поймите, Комитет по охране культурного наследия землю НЕ ВЫДЕЛЯЕТ и НЕ МОЖЕТ ВЫДЕЛЯТЬ! Этим занимаются другие органы. Дело это заказное, и нас хотят сделать козлами отпущения за подлинное или мнимое разбазаривание земель».

А пока... Пока тех, кого хотят сделать крайними, отпустили на свободу под подписку о невыезде. Впереди апелляционный суд.

Наталья КИСЕЛЕВА


И СНОВА СУД

(Газета «Крымская газета» от 12 апреля 2005 года)

Сегодня, 12 апреля, должен состояться очередной суд по нашумевшему делу Павличенко—Зарубина. Напомним читателям, что 31 марта суд Центрального района Симферополя освободил их из-под стражи, изменив меру пресечения на подписку о невыезде.

Прокуратура с этим не согласилась и обратилась в Апелляционный суд. Она настаивает на том, что, находясь на свободе, председатель Рескомитета по охране культурного наследия Сергей Павличенко и его заместитель Вячеслав Зарубин могут каким-то образом оказывать влияние на следствие и, мало того, могут скрыться от него за пределами Украины. Подозреваемые же убегать никуда не собираются и сейчас находятся в больнице — во время двухмесячного пребывания в заключении у них резко ухудшилось здоровье.

За две недели, прошедшие со времени освобождения Павличенко и Зарубина, работники прокуратуры неоднократно появлялись на местных телеканалах с тенденциозными и заведомо сомнительными в своей правдивости сведениями. В частности, тенденциозность и неправдивость заключались в подаче материалов о так называемом музее Тренева— Павленко — основном «преступлении», которое ставят в вину работникам рескомитета. Давайте попробуем разобраться, что это за музей и что же криминального совершили Павличенко и Зарубин.

Начнем с имен. Итак, Тренев и Павленко. Кто они такие? Не ошибемся, если скажем, что 90 процентов крымчан не смогут ответить на этот вопрос. А те, кто ответят, наверняка не смогут обосновать значимость их имен для нашей истории. Поэтому предлагаем совершить короткий экскурс в прошлое.

Советский писатель и драматург Константин Тренев. Даже любители крымской истории (я не говорю о специалистах) наверняка назовут только одно его произведение — пьесу «Любовь Яровая», а потом будут долго и безрезультатно напрягать мозги, чтобы вспомнить хотя бы еще одну «нетленку».

Петр Павленко — тоже советский писатель, киносценарист, четырежды лауреат Сталинской премии. Что же такого выдающегося сотворил Павленко? Уверена, что вразумительного ответа мы не сможем получить от подавляющего числа крымчан (за исключением опять же узких специалистов).

Но оставим оценку литературных заслуг критикам и посмотрим на их человеческие качества. Сейчас у нас модно оценивать нужность или ненужность памятников с точки зрения не истории, а морали. Возьмите хотя бы скандал вокруг памятника «Большой тройке» в Ливадии. Значит, и мы можем позволить себе такой подход.

Павленко успешно совмещал свою литературную деятельность с политикой. В годы Гражданской войны комиссарил (не надо объяснять, что это такое для того времени), потом был партработником, после Великой Отечественной в своих произведениях, как мягко указывается в Литературной энциклопедии, «отдал дань культу личности».

Представители крымскотатарской интеллигенции про эту «дань» высказываются гораздо жестче, называя его книги наиболее одиозными «шедеврами» соцреализма, в которых культ Сталина доведен до «абсурдно гипертрофированных размеров», а самого писателя обвиняют в «пропагандистском обеспечении переселенческой политики».

Есть в нашей окололитературной истории обвинения и в адрес тестя Павленко — Константина Тренева, сыгравшего неблаговидную роль в судьбе Марины Цветаевой. В годы войны Цветаева была вынуждена эвакуироваться из Москвы. Уезжала в ужасном состоянии — муж и дочь в сталинской тюрьме, она с сыном без средств к существованию фактически на улице.

Местом эвакуации, а фактически ссылки неблагонадежной в политическом смысле поэтессы, стала Елабуга. Недалеко от нее находился Чистополь — городок, ставший по сути одним из центров эвакуации писателей. Там жили поэт Асеев, семьи Пастернака, Сельвинского, Федина, Леонова, Тренева. Конечно, в знакомой среде Цветаевой жилось бы легче. Но, для того чтобы переехать в Чистополь, ей надо было получить разрешение.

Вопрос проживания Цветаевой в Чистополе вынесли на заседание. И там резко негативную позицию занял именно Константин Тренев: «Муж — белогвардеец, сама — белоэмигрантка, а Чистополь и без того переполнен... ». Если бы не это, может быть, не случилось бы и трагедии 31 августа 1941 года — самоубийства поэтессы. Но вернемся от морали к реалиям. Итак, дом Тренева—Павленко, строительство рядом с которым нанесло непоправимый ущерб музею, саду и в целом государству. Возьмем в свидетели факты и комментарии специалистов. Открываем сборник научных статей «VII Дмитриевские чтения. История Южного берега Крыма: факты, документы, коллекции, литературоведение, мемуары».

Статья «История дома-музея К. А. Тренева и П. А. Павленко и перспективы его существования».

Читаем. Экспозиция, посвященная жизни и творчеству писателей, была открыта в 1977 г. в честь 100-летия со дня рождения Тренева и просуществовала до 1989 г. Потом здание потребовало капремонта, и в 1989 году экспозицию демонтировали. Фонды вывезли в местный краеведческий музей. Средств на ремонт не было. Стали искать, как сейчас говорят, инвесторов. Нашли. Подписали договор об аренде, арендатор обязался отремонтировать здание, обустроить территорию и выделить средства на экспозицию. Но времена были, по Райкину, «жутчайшие», бандитские, и благие намерения остались только на бумаге.

Каким-то образом в БЫВШЕМ (!) музее поселилась известная Партия экономического возрождения Крыма (ПЭВК), как ее называли — «Партия жирных котов». Ее «политическая деятельность» не раз фигурировала в милицейских сводках. Во время нахождения ПЭВК в доме Тренева—Павленко здание превратилось в полуразвалины, были убраны мемориальные доски, уничтожен сад (это тот самый САД, фигурирующий в деле Павличенко—Зарубина, и вырублен он, оказывается, давным-давно). «Само здание музея пустует, разрушается, и главное, что ему нужно сейчас, — восстановление», — пишет автор статьи. Каким образом в нищей стране (да и не только) происходит такой процесс? Путем поиска инвесторов. Один из специалистов по охране памятников так объяснил нам «восстановительную» процедуру. К сожалению, собеседник пожелал остаться неизвестным, справедливо опасаясь политических репрессий. «Наверное, одной из причин закрытия этого музея, что бы там ни говорили, является все-таки не просто неактуальность, но и неинтересность творчества этих деятелей. Будь моя воля, в этом доме надо было бы открыть музей антитоталитаризма. Увы, полу- и совсем разрушенные памятные здания нашему бюджету не потянуть.

Все, например, знают дом в селе Лозовом и связанный с именем академика Ферсмана. Состояние его ужасное, и сегодня восстановить здание можно только одним путем — отдать его каким-то инвесторам, если таковые найдутся, но на определенных условиях. Подобная практика существует во многих цивилизованных странах. Ситуация с домом Тренева—Павленко близка к этой. Для его сохранения необходимо было привлечь инвесторов. Такие нашлись, заключили договор на конкретных условиях. Построенный рядом дом никакого ущерба дому Тренева— Павленко не нанес. И саду тоже. Его там просто не было. Но теперь, конечно, никакой инвестор не будет вкладывать деньги в этот проект, потому что лишен всяческих гарантий. Естественно, точки над «I» должен расставить суд, но держать Павличенко и Зарубина как особо опасных преступников за решеткой явно не имеет никакого смысла.

Кстати, этот процесс уже назвали политическим, и не только у нас, но и за рубежом. Представители ряда организаций дальнего зарубежья, ученые из Оксфорда и Нью-Йоркской академии наук, целого ряда российских научных и правозащитных организаций уже высказались по этому поводу. Волна негодования излишней политизированной жестокостью докатилась даже до газеты эмигрантов в Аргентине».

Поговорить с «политзаключенными», как называют теперь Павличенко и Зарубина в СМИ, нам не удалось. Врачи не рекомендуют им лишние волнения. Но мы смогли связаться с матерью Вячеслава Зарубина. Пожилая, 74-летняя женщина, ветеран труда, инвалид II группы, не могла говорить без слез. Понять ее можно — сын после двухмесячного нахождения на нарах попал на больничную койку. С ее слов стало известно, что Зарубин перенес (на ногах!) в заточении пневмонию. Опасное, прямо скажем, заболевание, первопричина ужасающей туберкулезной статистики в местах лишения свободы. Медицинскую помощь сегодня надо оказывать не только самому Зарубину, но и его матери. За ней самой нужен уход, обеспечить который может только единственный сын.

Но это, наверняка, не является для нашей Фемиды смягчающим обстоятельством, как и ухудшение здоровья не представляющих угрозы обществу Павличенко и Зарубина. Мало того, ухудшение их здоровья, подтвержденное медицинскими заключениями (Зарубину «скорую помощь» вызывали прямо к зданию суда), прокуратура считает «ДОМЫСЛАМИ». Интересно, можно найти хотя бы одного человека, у которого после пребывания в наших СИЗО или тюрьмах здоровье улучшилось?

Наталья КИСЕЛЕВА


ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОТМЕНИЛИ

(Газета «Крымская газета» от 15 апреля 2005 года)

По представлению Прокуратуры АРК Апелляционный суд Крыма отменил постановление Центрального районного суда Симферополя об отказе в продлении срока содержания под стражей руководителей Республиканского комитета по охране культурного наследия АРК Сергея Павличенко и его заместителя Вячеслава Зарубина.

Как сообщает пресс-служба Прокуратуры Крыма, материалы о продлении срока содержания под стражей С. Павличенко и В. Зарубина направлены для нового рассмотрения в Центральный райсуд Симферополя.

Уголовное дело в отношении руководителей рескомитета было возбуждено в октябре 2003 года Генеральной прокуратурой Украины по факту злоупотребления служебным положением при согласовании вопроса о выделении земельного участка на территории памятника культуры — усадьбы Павленко — Тренева в Ялте. Дело было прекращено, а затем, в декабре 2004 года, возобновлено расследование.

КИА


ПРОИГРАЛИ ЕЩЕ ОДИН СУД ПО ДЕЛУ О "РАСХИТИТЕЛЯХ ЗЕМЛИ"

(Газета «Крымская правда» от 18 мая 2005 года)

Вчера Центральный райсуд Симферополя во второй раз отклонил ходатайство Прокуратуры Крыма об аресте председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия автономии Сергея Павличенко и его зама Вячеслава Зарубина. 

Как сообщалось, Зарубина и Павличенко обвиняют в незаконной даче согласия на строительство в охранной зоне дома Тренева-Павленко в Ялте. Зимой они были арестованы и провели в СИЗО два месяца. Однако в марте Центральный райсуд уже отказал прокуратуре в продолжении срока ареста. 

Правоохранители добились нового рассмотрения ходатайства, но не смогли подтвердить собственные доводы о том, что обвиняемые могут оказать давление на следствие и свидетелей или скрыться. 

В ходе судебного заседания представитель прокуратуры Асанов позабавил публику во время попытки отклонить приобщение к делу ходатайство российского ПЕН-клуба в защиту Зарубина и Павличенко. Асанов мотивировал свой протест тем, что не знает литераторов Битова, Ахмадулину, Искандера и прочих именитых членов руководящих органов этой писательской правозащитной организации. 

С 31 марта, после освобождения из-под стражи, Зарубин и Павличенко находятся на лечении в больнице. В частности, у Зарубина диагностирована пневмония, перенесенная в камере, и ишемический инсульт. 

"Новый регион - Крым"


СУД НЕ НАШЕЛ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ПОВТОРНОГО ЗАДЕРЖАНИЯ ПАВЛИЧЕНКО И ЗАРУБИНА

(Газета «Крымское время» от 19 мая 2005 года)

В минувший понедельник в Центральном районном суде Симферополя было рассмотрено представление Прокуратуры АРК о продлении срока содержания под стражей на период предварительного следствия (до конца мая) председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия АРК Сергея ПАВЛИЧЕНКО и его заместителя Вячеслава ЗАРУБИНА.

Напомним, что изначальные претензии правоохранителей были связаны с выдачей Павличенко и Зарубиным разрешения на строительство на территории усадьбы Тренева—Павленко в Ялте. Павличенко и Зарубин были задержаны 31 января с. г. и провели за решеткой два месяца. Пребывание в неволе серьезно отразилось на здоровье задержанных. Оказавшись на свободе под подписку о невыезде, ученые большую часть времени провели в больнице.

Учитывая состояние здоровья Павличенко и Зарубина, а также то, что известные историки и ученые не собираются скрываться от правосудия и намерены доказывать свою невиновность законными методами, суд не нашел основания для их повторного задержания.

— Следствие планирует закончить работу к июню, — пояснила журналистам адвокат Зарубина. — К этому времени должны быть готовы результаты экспертизы и другие доказательства по делу, которыми следствие мотивирует обвинение. Исходя из тех материалов дела, которые будут предъявлены для ознакомления, мы станем проводить защиту, обосновывая свои доводы соответствующими документами. Пока еще всех материалов уголовного дела мы не видели, нам они не предъявлялись.

Алексей ВАСИЛЬЕВ


ЗАРУБИН И ПАВЛИЧЕНКО НЕ МОГУТ ПРОЧИТАТЬ ЗАВЕДЕННОЕ НА НИХ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО, ЕГО ИМ ДО СИХ ПОР НЕ ДАЮТ

(Газета «Крымская правда» от 13 июля 2005 года)

Фамилии председателя Рескома по охране культурного наследия и его заместителя теперь уже знает каждый, считающий себя интеллигентным индивид - Сергей Павличенко и Вячеслав Зарубин, которых Генпрокуратура Украины обвиняет в незаконном выделении земельного участка, были арестованы и просидели в СИЗО почти полгода. 

Число сочувствующих крымским ученым и интенсивность защитных акций и выступлений удивила даже самих пострадавших - отреагировали все: журналисты - бескорыстно взволнованными статьями, народ, в глаза не видевший ни Павличенко, ни Зарубина, - сотнями подписей в защиту, политические партии  - самопиаром с пользой для заключенных, мало того, Генпрокуратуру стали долбить из далекой Америки. 

Так, член Нью-Йоркской академии наук, профессор Валентин Кефели обращался в прокуратуру с жалобой, причем не одной. Их упорно игнорировали: "Представители крымской прокуратуры препятствуют приобщению разного рода ходатайств общественности в защиту С. В. Павличенко и В. Г. Зарубина к их делу и не принимают их во внимание. Такие действия правонадзорных органов можно рассматривать как нарушение прав человека" - говорит Кефели. 

Недавно профессор направил Пискуну очередную жалобу, в которой, в частности,  говорится: "Я и мои коллеги, читающие русскоязычную прессу Крыма, удивлены, что это явно инспирированное "дело" до настоящего времени не прекращено, хотя очевидно, что ни С. В. Павличенко, ни В. Г. Зарубин, в чьи обязанности входило сохранение памятников истории и культуры, не могли выдавать разрешений на выделение земли, и не отвечают за ее охрану. Для этого у вас на Украине существуют совершенно другие органы. 

Странно, что при выявленных органами прокуратуры Украины массовых нарушений норм землепользования на Южном берегу Крыма, аресту и заключению под стражу подверглись только два чиновника, совершенно незначительного ранга. Неужели ответственность за все эти нарушения пытаются возложить на них?" 

Кстати, как сообщает В. Кефели, имя Вячеслава Зарубина известно и американцам - его статьи были опубликованы Международным институтом крымских караимов в сборнике "Соломон Крым - его жизнь и наследие", а сборник этот используется в университетах Соединенных Штатов в курсе лекций "Наследие России и Украины". 

Кефели еще раз просит "учесть значительный вклад С. В. Павличенко и В. Г. Зарубина в дело сохранения и изучения культурного наследия полуострова, а также "рассмотреть данную жалобу, провести проверку и прекратить уголовное дело" в отношении крымских ученых. 

Отпущенные на свободу в ожидании приговора суда Павличенко и Зарубин категорически отказываются общаться с прессой. 

Ситуация странноватая - ни Павличенко, ни Зарубин до сих пор не ознакомлены со своим делом, в суд оно также не передано, хотя, напомним, прошло уже более пяти месяцев. Нам стало известно, что обвиняемые смогли полностью опровергнуть доводы так называемой экспертизы по их делу - следствием назначена новая, результаты которой неизвестно когда появятся. Вячеслав Зарубин проходит курс лечения после перенесенного в камере ишемического инсульта. Оба до настоящего времени отстранены от должности, зарплату не получают, возглавляемый ими комитет все это время лихорадит - вместо работы сотрудники Рескома ходят на многочасовые допросы. 

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla