Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla
Диверсанты

Действия украинских диверсантов в Крыму

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД МОЖЕТ СПАТЬ СПОКОЙНО: 3 ГОДА НАЗАД ФСБ СОРВАЛА УКРАИНСКИЕ ТЕРАКТЫ В КРЫМУ

(Вебсайт «Политнавигатор» от 10 мая 2017 года)

9 мая – это не только День Победы, а еще и маленький юбилей — ровно три года назад оперативниками ФСБ была предотвращена серия терактов в Крыму на стадии подготовки. Диверсию с целью посеять хаос на полуострове, только что воссоединившимся с Россией, готовила группа из четырёх крымских «едынокраинцев». Террористы обрисовали себе круг задач с дальним прицелом: сначала взрывы в Симферополе, Севастополе, Ялте, а за ними последует диверсионная война на объектах инфраструктуры республики, железнодорожных мостах, электросетях.

Вскоре страна узнала имена шароварных бен-ладенов. Ими оказались кустарь-режиссёр одного недофильма Олег Сенцов, «активисты» Геннадий Афанасьев и Александр Кольченко, а также преподаватель истории в одном из вузов Симферополя Алексей Чирний.

Сотрудники крымской ФСБ взяли в оперативную разработку украинских бомбистов ещё в апреле 2014 года. Гиперактивные укропские юноши маялись от избытка пассионарности и решили начать свою деструктивную карьеру с поджогов. Так, 14 апреля ими был подожжён офис «Русской общины Крыма», а 18 апреля – штаб регионального отделения партии «Единая Россия».

По всей видимости, поджоги были выполнены настолько топорно, а сами затейники не имели ни малейшего понятия о работе ФСБ, накопившей солидный опыт противодействия ваххабитскому терроризму, раз уж они «засветились» после чирканья спичками.

По информации УФСБ по РК, полученной в ходе следственных мероприятий, Сенцов колесил по Симферополю, выискивая объекты для террористических атак, способных вызвать общественный резонанс и одновременно продемонстрировать, что Украина имеет длинные руки.

Поджог офиса партии «Единая Россия» виделся символичным: «Единой России» он достался по наследству от украинских «регионалов», полностью разгромленных после победы «Евромайдана».

С офисом «Русской общины Крыма» вышла накладка: поджигатели планировали пустить красного петуха в штаб партии «Русское единство», сыгравшей важную роль в организации крымского сопротивления во время Крымской весны, но Акела Сенцов промахнулся, и пострадал офис «Русской общины».

Воодушевлённые двумя поджогами и почувствовавшие вкус к террористической деятельности, «банда четырёх» задумала попробовать свои силы в более масштабной операции: устроить подрыв памятника Ленину на железнодорожном вокзале. Дата диверсии была выбрана подходящая – 22 апреля, в день рождения вождя мирового пролетариата.

Были распределены роли. Изготовить взрывчатку вызвался Черний, но к сроку он не успевал. Сказывалась то ли общая криворукость в области боевой химии у препода истории, то ли граната получалась не той системы. В это время Сенцов нервничал и уже был готов ехать и взрывать памятник Ленину самочинно и чем придётся. В конце концов Черний бомбу всё-таки соорудил и побежал закладывать её лично в ночь с 8 на 9 мая, но был схвачен за хобот «ин флагранти». Запираться химик с историческим уклоном не стал.

В ту же ночь был аккуратно изловлен Афанасьев во время изъятия рюкзака со взрывчаткой из тайника под одним из мостов через Салгир. Афанасьев, взятый с поличным, на камеру, в присутствии понятых, без видимых усилий «раскололся» до самой дупы и дал первые показания под романтические трели крымских соловьёв

С его слов выходило, что «посылочку» со взрывчаткой под мостом спрятали правосеки, с которыми был тесно связан «режиссёр» Сенцов, после референдума о воссоединении закусивший удила и требовавший от «побратимов» более активных действий на территории российской Республики Крым. Показания Афанасьева чуть позже подтвердил и Черний.

Мрази признались, что на 9 мая у них были запланированы взрывы в Симферополе, в местах большого скопления людей – в центре, на площади Ленина, и в Гагаринском парке, у Вечного огня.

Впоследствии правосеки через своего пресс-секретаря неоднократно и не очень ловко отбояривались от рюкзака со взрывчаткой и нацистскими агитками, от Сенцова, и вообще заявляли, что их организация «действует сугубо в рамках украинского законодательства», что само по себе звучало как анекдот.

Взрывотехники ФСБ на камеру и в присутствии понятых вскрыли «посылочку», в которой были обнаружены канистра и несколько пластиковых бутылок, заполненных серебристым порошком (по всей видимости, промышленной взрывчаткой аммонал), а также взрыватели, соединенные проводами, древний мобильный телефон и прочая матчасть, красноречиво свидетельствующая о нездоровой любви Афанасьева к пиротехнике.

Поймать остальных поджигателей было уже несложно. 11 мая стол и кров в СИЗО нашёл для себя Сенцов, а 16 мая к честной компании присоединился и Кольченко.

В течение следственных мероприятий были проверены жилища фигурантов, давшие дополнительные улики в виде взрывчатки, оружия, боеприпасов, ёмкости с огнесмесью, а также нацистскую символику.

Во время длительного следствия и судебного процесса «мировая общественность» и «телевизионные деятели искусств» внезапно прониклись глубоким сочувствием к Сенцову за его увлечение любительской съёмкой. Вскоре террорист и бывший владелец игрового компьютерного клуба поменял профессию и получил поддержку некоторых голливудских звёзд и российского режиссёра унылого кино Сокурова.

Деятели искусств обращались лично к президенту Путину с просьбами отпустить на волю «коллегу по цеху». Страждущие в ответ получили разъяснения, что президент не вмешивается в решение следственных и судебных органов, и если в процессе будет доказана невиновность Сенцова, то мировой кинематограф может выйти встречать его с вещами прямо к воротам СИЗО.

Мировая историческая наука почему-то не проявила такого же пристального интереса к судьбе Чирния.

В общем, украинская и инопресса всячески политизировали судебный процесс над террористами, наводя тень на плетень. Сами подследственные (видимо, через адвокатов) начали играть в политические игры, рассказывая о «бесчеловечности» российской судебной системы и применении к ним пыток. Правда, специально подпущенные к ним правозащитники ничего такого не подтвердили.

В конце концов российский суд выдал каждому из «побратимов» по заслугам. Афанасьеву 7 лет лишения свободы, Чирнию тоже 7 лет неба в крупную клетку, Кольченко заработал «десятку», а «режиссёра» Сенцова закрыли на 20 лет – обдумывать свои дальнейшие творческие планы. Статьи у всех особо тяжкие: за терроризм, за шайку, за изготовление и хранение взрывчатки.

Афанасьеву, правда, повезло, и его в июне 2016 года обменяли на одесских журналистов, арестованных хунтарями по универсальному обвинению «за сепаратизм». Остальные продолжают чалиться в суровых челябинских лагерях. Полагаю, что больше о них мы не услышим.

Александр Ростовцев

wordpress themes
всё для сантехники