Epson WP-4535DWF


готовый интернет-магазин на joomla
Черноморский флот

Черноморский флот Российской Федерации

ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ ПОСЛЕ «КРЫМСКОГО РУБЕЖА»: НОВЫЕ РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

(Вебсайт «НовоРосс» от 23 мая 2014 года)

231-я годовщина со дня основания российского Черноморского флота могла бы стать малозаметной и несущественной. Но на этот год пришлось воссоединение Крыма с Россией, открывшее принципиально новую страницу в современной истории ЧФ. Его корабли и подлодки, матросы и адмиралы после двадцатилетнего перерыва вновь обрели Севастополь как полноценную родную гавань. Перед флотом открылись широкие горизонты развития, возросла его роль в защите и продвижении национальных интересов России в бассейнах Чёрного и Средиземного морей. 

В самые тревожные дни третей декады февраля, когда власть в Киеве полностью захватили вожди ликующего майдана, Черноморский флот самим своим присутствием оказал стабилизирующее воздействие на обстановку в Крыму. Его корабли в бухтах Севастополя вселили решимость в патриотов города-героя во главе с Алексеем Чалым, которые 23 февраля собрали крупномасштабный митинг народной воли и отказались подчиняться узурпаторам украинской власти. Позже упреждающие действия Черноморского флота помогли мирно осуществить разоружение и вывод украинских военнослужащих из Крыма. 

Иными словами, «черноморцы» внесли ощутимый вклад в предотвращение сценария усмирения Севастополя киевской хунтой с перспективой появления там базы Шестого флота США. Косвенно такие планы подтверждает объявленный американцами тендер на реконструкцию одной из севастопольских школ под инженерную базу для своих ВМС. Но История распорядилась иначе. Севастополь вернул статус главной базы Черноморского флота и стал полноценным российским городом федерального значения, наравне с Москвой и Санкт-Петербургом.

* * *

С включением Крыма и Севастополя в состав России исчезают преграды, выставленные Украиной на пути полноценного развития ЧФ. Во-первых, он освобождается от унизительных ограничений на размещение боевых кораблей и военнослужащих в своей исторической главной базе – Севастополе и других местах дислокации на территории Крыма. Во-вторых, флотским соединениям больше не нужно подчиняться украинским правилам передвижения по акватории и территории Украины, поскольку Крым больше таковой не является. В-третьих, России не придётся выплачивать Киеву абсурдные таможенные пошлины на ввозимые в Крым средства материально-технического обеспечения Черноморского флота. Наконец, в-четвёртых, пропадает необходимость рассчитываться с Украиной за аренду пунктов базирования в Севастополе.

Из российско-украинского политического дискурса полностью вычёркивается понятие «газофлота». ЧФ перестаёт быть «уязвимым местом» России и козырем Украины в переговорах с Москвой о стоимости газа. 

2 апреля Владимир Путин подписал Федеральный закон «О прекращении действия соглашений, касающихся пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины», ранее одобренный обеими палатами Федерального Собрания. В соответствии с ним три базовых межгосударственных «флотских» договора от 1997 г. и Харьковское соглашение от 2010 г. признаются недействительными. А ещё несколько месяцев назад мало кто мог допустить, что инициатором расторжения договорённостей выступит Россия, а Киев будет наотрез отказываться признавать эти реалии. 

Причина такого поведения нынешних украинских властителей лежит на поверхности. С учётом отмены Харьковского соглашения стоимость российского газа для Украины составляет около 480 долл. за тысячу кубометров, что совершенно неподъёмно для её экономики. К этому добавляется намерение России вернуть в судебном порядке деньги, выплаченные Киеву в соответствии с Харьковским договором за базирование Черноморского флота после 2017 года в течение нескольких лет, т.е. в опережающем порядке. Так, ещё в марте председатель российского правительства Дмитрий Медведев предложил поставить вопрос о возмещении Украиной 11,4 млрд. долл. упущенной выгоды плюс 5 млрд. прочих газовых задолженностей. 

Отныне тема Черноморского флота выведена из спектра российско-украинских отношений и политических препятствий для его давно назревшего обновления и усиления нет. Флот ждёт интенсивное развитие. Точнее, оно уже началось.

* * *

По словам российского министра обороны Сергея Шойгу, вхождение Крыма и Севастополя в состав РФ требует внесения изменений в Федеральную целевую программу «Создание системы базирования Черноморского флота на территории России в 2005-2020 годах». Ранее Владимир Путин поручил правительству совместно с Минобороны до 1 июня сего года разработать программу развития Черноморского флота. Также президент заявил, что в связи с включением Крыма в состав России принято решение о переведении значительной части кораблей и субмарин из Новороссийска в Севастополь.

Вместе с тем, российское военное ведомство продолжает заниматься развитием военно-морской базы в Новороссийске. К примеру, в конце марта во время посещения Новороссийской ВМБ С. Шойгу поставил задачу досрочно завершить строительство причального фронта и западного мола базы в 2015 году, тогда как по графику это планировалось сделать на год позже. В то же время ясно, что Новороссийск будет использоваться лишь как дополнительная точка дислокации Черноморского флота. Его порты тесны и загружены, а географические и климатические условия невозможно сравнивать с Севастополем. В конце концов, именно в Севастополе сосредоточено около 70% всей флотской инфраструктуры. 

В этом смысле логичным выглядит решение установить в качестве базы возрождаемого соединения подводных лодок ЧФ не Новороссийск, как предполагалось раньше, а Севастополь. Сами субмарины проекта 636 в размере 6 штук и столько же фрегатов проекта 11356 поступят в распоряжение Черноморского флота до конца 2016 года. Из них подлодка «Новороссийск» и фрегат «Адмирал Григорович» уже спущены на воду, их рассчитывают ввести в состав флота до конца текущего. За это же время «черноморцы» должны получить два новых противодиверсионных катера проекта 21980 типа «Грачонок» вдобавок к трём уже имеющимся. В следующем году на базе Севастополя планируется воссоздать 30-ю дивизию противолодочных кораблей, которая была создана ещё в 1969 году и расформирована несколько лет назад.

К Севастополю припишут и один из двух десантных кораблей-вертолётоносцев класса «Мистраль», которые сейчас для России достраивают на французских верфях. Предполагается, что он войдёт в состав ВМФ осенью 2015 года и до 2017 года прослужит в составе Тихоокеанского флота, после чего станет новым флагманом ЧФ и прибудет в его главную базу. Пока что политическая ситуация на Украине не влияет на ход и графики выполнения работ по сооружению «Мистралей», но не исключено, что Вашингтону всё-таки удастся сорвать действие этого российско-французского контракта. 

В общей сложности Черноморскому флоту до 2020 года обещают передать около 30 новых боевых кораблей и вспомогательных судов. 

В течение ближайших лет Минобороны намерено восстановить в Крыму полк морской ракетоносной авиации с дальними бомбардировщиками Ту-22М3. В местах базирования Черноморского флота уже в нынешнем году развернут новые части противовоздушной обороны и соединения морской пехоты. Кроме того, в рамках плана обороны Крыма на полуострове по аналогии с Калининградской областью и Камчаткой создадут отдельную военную группировку, подчинённую ЧФ. Ковать для возрождающегося флота кадры будет севастопольское Высшее военно-морское училище им. Нахимова, воссозданное по распоряжению Президента России. 

Отдельно необходимо сказать о 79 «трофейных» кораблях и судах ВМС Украины. После недолгих колебаний российское военное командование предпочло отказаться от их использования и начать процедуру их передачи украинской стороне. Главная причина – очень плачевное техническое состояние кораблей ВМСУ, при котором ремонт и модернизация становятся нерентабельными. 

Помимо переведения в Крым новых кораблей и подлодок, усиления авиационного парка флота и расширения численности личного состава, России предстоит решить немало накопившихся проблем. Одна из них – заброшенное состояние береговых инфраструктурных объектов ЧФ на полуострове, допущенное за годы «хозяйствования» Украины. Многое требует ремонта и модернизации, а кое-что уже непригодно к использованию. 

Но эти сложности не способны затмить для России ценность приобретения Крыма с его твердыней Севастополем – исторической главной базой и местом рождения русского Черноморского флота. Как метко выразился вице-премьер-министр России Дмитрий Рогозин, «ЧФ – не бомж. Севастополь – его родной дом».

* * *

Скептики задаются вопросом: зачем России мощный флот на Чёрном море, в котором он заперт как в бутылке с узким горлышком? 

Начнём с того, что события на Украине и изменение принадлежности Крыма вновь превратили Черноморский регион в прифронтовую зону геополитического противостояния России и Большого Запада (США, НАТО и ЕС). Будучи пространством, где забуксовало продвижение НАТО на Восток, Причерноморье интенсивно милитаризуется, в нём растёт политическая напряжённость и рушится прежняя система региональной безопасности.

Ощутимую лепту в нарастание напряжённости в черноморской зоне вносит развёртывание американской системы ЕвроПРО. С нынешнего года Пентагон начинает размещать у берегов Европы эсминцы, оснащённые системой противоракетной обороны «Иджис». Отказ Вашингтона вести с Москвой в общем-то бессмысленные консультации по противоракетной обороне отбрасывает последние сомнения в направленности ПРО против России, заставляя её предпринимать парирующие меры. Не способствуют разрядке и частые визиты в Чёрное море военных кораблей нечерноморских стран-членов НАТО, в особенности США. Ещё больше усугубляют ситуацию определённые нарушения условий Конвенции о режиме Черноморских проливов (конвенции Монтрё), в частности превышение американскими кораблями сроков пребывания в черноморской акватории. 

Помимо этого, Евросоюз активизировал усилия по вовлечению в свою сферу влияния Грузии и Молдовы, с которыми в июне планируется подписать соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли. «Европоглощение» дополняется интенсификацией взаимодействия Тбилиси и Кишинёва с Североатлантическим альянсом, что значительно повышает вероятность эскалации напряжённости в очагах «замороженных» конфликтов. Особенно это касается Приднестровья, которое некоторые «ястребы» в Вашингтоне, Кишинёве и Бухаресте не прочь присоединить к Молдове силовым путём, рассматривая это как своеобразную компенсацию за возвращение Крыма в Россию. 

Вашингтон и сателлиты принялись с новым рвением проводить в жизнь стратегию сдерживания России в зоне Чёрного моря и в мировом масштабе. На неё пытаются накинуть пресловутую «петлю Анаконды», предполагающую планомерную блокаду выходов к тёплым морям и оттеснение вглубь континента. В случае провала этого плана у атлантистов есть запасной вариант – ввергнуть Черноморский регион в пучину «управляемого хаоса». 

Какой бы сценарий не избрали в Белом доме и его европейском филиале, Черноморский флот служит незаменимым инструментом во внешнеполитическом и военном арсенале РФ, с помощью которого можно успешней противодействовать козням недругов или локализовать их последствия. Поэтому акцент Москвы на усилении Черноморского флота, обеспечении надёжной обороны Крымского федерального округа и наращивании военного присутствия на полуострове есть подготовка к возможной активной фазе геополитического переформатирования региона Чёрного моря с учётом интересов России. 

Если говорить о дне сегодняшнем, Черноморский флот своими непосредственными действиями и самим фактом наличия помогает России в решении целого комплекса военных и внешнеполитических задач, в числе которых:

● реализация российской стратегии «стратегического сдерживания» применительно к процессу расширения НАТО на Восток;

● обеспечение безопасности действующих и строящихся по инициативе или с участием России газопроводов на морских и прилегающих к морю участках (напр. «Голубой поток» и «Южный поток»);

● уравновешивание позиций и деликатное сдерживание амбиций Турции в бассейне Чёрного моря;

● участие в операциях «гашения» очагов межэтнических конфликтов и эвакуации беженцев из зон боевых действий;

● обозначение присутствия и субъектности России в Черноморском регионе;

● демонстрация флага и защита российских интересов в Средиземноморье.

На последнем пункте остановимся подробнее.

Как однажды выразилась председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, Средиземноморский регион – это мировая политическая кухня, в которой России нужно иметь своего повара (). В Москве прекрасно осознают эту потребность, поскольку ещё в марте прошлого года объявили о создании постоянного оперативного соединения российского ВМФ в Средиземном море. Однако без надёжной точки опоры на Черноморский флот и Севастополь серьёзно развить эти начинания будет весьма проблематично. Понимание этих вещей у российского военного руководства тоже имеется. 

* * *

На сегодняшний день жёсткие противоречия России и Запада на мировом уровне находят явственное продолжение в Черноморском регионе. Центральное положение в нём моря и тот факт, что Россия является причерноморской державой, делают для неё крайне насущным иметь там боеспособный флот. От него зависит не только безопасность морской торговли и судоходства на Чёрном море, но и защищённость рубежей и интересов самой Российской Федерации. 

С момента своего основания в XVIII веке Черноморский флот был призван сдерживать неприятелей России, защищать её жизненные интересы и помогать контролировать её территории. Такие задачи он выполнял тогда, в ограниченном масштабе он их выполняет и сейчас.

Кирилл Губа, 

политический обозреватель. 

Специально для «Новоросс.info»

wordpress themes
всё для сантехники